Бьерке, Койвисто, Приморск

Посещаем Приморск/Койвисто (до 1948 года Ко́йвисто, фин. Koivisto, от koivu, береза, также в прошлом именовался Берёзовое, Берёзовское, Бьёрке от швед. Björkö — березовый остров))

На первый взгляд этот небольшой прибрежный город может показаться местом одной достопримечательности, и речь, конечно, идет о кирхе Марии Магдалины. Эта кирха является городской доминантой и выделяется своей величественной и суровой северной архитектурой. К слову, именно она появляется в первых кадрах культовго фильма «Особенности национальной охоты». Живописные растущие рядом с ней сосны, искривленные ветрами и напоминающие разбушевавшихся энтов или эпизоды из «Битвы  деревьев» Талиесина. Но пытливый разум обнаружит и другие достопримечательности и славные страницы истории. Возвращаясь к кирхе, скажем, что, построена она была в 1900-1904 годах  и стала вехой в финской архитектуре, прототипом многих других кирх независимой Финляндии. Автором проекта стал тот же самый архитектор, что проектировал знаменитую лютеранскую церковь в Терийоки — немец Иосиф Даниел Стенбек (1854-1929). Мастер жил и работал в Финляндии, проектируя церкви для маленьких провинциальных городов (Миккели, Эура, Кеми, Раахе и др). Лютеранская кирха города Котка, которую мы проезжаем по пути в Финляндию на машине — тоже его работа. Ещё один шедевр Стенбека, сохранившийся на территории России — церковь прихода Ряйсяля (село Мельниково Приозерского района), по своему стилю очень напоминающая церковь Койвисто.В советские годы — кинотеатр и дискотека, в наше время часть кирхи занимает краеведческий музей. Далее о кирхе по тексту книги «Koiviston kirkot — taustoja ja odotuksia» ( «Кирхи Койвисто — история и взгляд на будущее»). Автор Hannu Hilska.

«Сведения о первом церковном приходе и месте расположения церкви в Койвисто скрыты пеленой истории. Первый настоятель церковного прихода упоминается в 1575 году. Эта дата считается официальным началом деятельности прихода Койвисто. То было время реформации церкви или так называемый лютеранский период.

Дата основания и внешний вид первых двух-трех церквей Койвисто не известны. Согласно предположениям и народным сказаниям, они существовали уже в 13 веке и представляли собой небольшие деревянные часовни.

Третья кирха с колокольней и кладбищем была расположена в Кирккосаари. Она была сожжена вместе с домом священника в Патала, церковными книгами и другим церковным имуществом морскими разбойниками. Церковные колокола при этом были утоплены в море. Позднее они были найдены и установлены на первой кирхе, возведенной на материке.

Четвертая кирха Койвисто была построена сразу после разбойничьего набега и пожара в 1706 году. Согласно народным сказаниям, строительство кирхи было начато сразу в том же году. На этот раз кирха впервые возводилась на материковой части, на территории нынешней кирхи. Это была небольшая по размерам деревянная кирха, предназначенная для временного пользования. Она прослужила до возведения следующей кирхи, т.е. до 1763 года.

Пятая кирха Койвисто была освящена в 1763 году. Пятая кирха прослужила на благо прихода все последующее столетие. Кирха полностью отвечала потребностям прихожан того времени. Завершение строительства и ее убранство заняли несколько лет. Кирха была осмолена снаружи и окрашена изнутри. Позднее в ней были построены балконы. План кирхи имеет форму креста. В 1785 году были изготовлены новая кафедра и скамья кантора. Придворный художник Ланг украсил церковную кафедру серией рисунков, изображавших Спасителя в окружении евангелистов, Моисея и Аарона. Алтарь был украшен рисунками, изображавшими страсти Христовы. Была приобретена новая церковная утварь: напрестольная пелена, люстра, большой колокол и известная койвистовцам скульптура парусника, сохранившаяся до наших дней.

В 1775 году рядом с кирхой была возведена колокольня по проекту мастера Бломгрена. Колокольня служила и при каменной кирхе, возведенной в следующем столетии. История этой колокольни завершилась в трагические годы Второй мировой войны.

Шестая кирха Койвисто была освящена 18.12.1904 года. Она была спроектирована архитекторм Йозефом Стенбеком (1854 ? 1929).

План гранитной кирхи имеет форму креста длиной 37 метров и шириной 28 метров. Кирха расчитана на 1800 сидячих мест. В качестве строительного материала в наружных стенах использовался гранит красноватого оттенка, во внутренних стенах ? кирпич.

Из настенных рисунков необходимо отметить большую фреску «Тайная вечеря», выполненную женой архитектора Анной Стенбек. Праздничную атмосферу кирхе придавали большие позолоченные люстры.

Оформление органа было выполнено архитектором Й. Стенбеком, таким образом, вся кирха была выдержана в гармоничном стиле. В первый раз орган прозвучал в кирхе в канун рождества 1906 года. В 1940 году после завоевания Койвисто советскими войсками орган пропал, и судьба его не известна».

Своим названием селение обязано многочисленным шхерам и островкам, расположенным в изобилии вдоль берега, поросших густым берёзовым лесом. По данным археологических исследований, проводившихся в этих краях финскими учеными в первой половине XX столетия, здесь в Койвисто, а также в Маннола и Хяркяла (на полуострове Кипперпорт) были найдены каменные топоры, а в Хумалиоки (нынешнее Ермилово) — каменная тяпка.

Первое постоянное поселение возникло здесь в XI-XII веке несколько южнее нынешнего Приморска, на небольшом островке Равица, что в переводе с карельского значит «питательный». Такое название было выбрано не случайно. Многочисленные острова, отделённые от берега широким проливом образовали здесь бухту, чрезвычайно удобную для стоянки судов. Вероятно, именно удобная гавань, защищённая от сильного ветра и волн, привлекала сюда викингов.Здесь вставали на ночлег лодьи новгородских, скандинавских и немецких торговых караванов. Постепенно между местными жителями и купцами завязалась оживлённая торговля. Карелы доставляли гостям свежие продукты, рыбу, тюлений жир, звериные шкурки, искусные изделия местных ремесленников, взамен получая оружие и другие товары, которые сами они изготавливать не умели.

Первое упоминание о селении значится за 1268 годом, когда немецкие купцы попросили для себя и готландцев защиты у Новгорода на пути из Берёзового в Неву. Необходимость сопровождения и защиты была вызвана тем, что финно-язычные жители береговой полосы часто промышляли морскими грабежами, нападая на торговые караваны. Торговля с немцами была очень выгодна Новгороду, и защита была предоставлена.

Путь из Готланда, Стокгольма, (а позднее и из Риги и Ревеля) в Новгород

Дорога исполинов

проходил мимо западного берега перешейка. Так село Берёзовое стало узловым пунктом в маршрутах судов, который, благодаря оживлённому товарообмену со временем превратился в крупный торговый порт. На островах были построены деревянные пристани, мостки, склады, как новгородцев, так и ганзейских купцов. Постепенно постройки перекинулись и на береговую зону, где до этого была лишь маленькая карельская деревня, которую новгородцы именовали «посадом». В ней начали селиться русские ремесленники: кузнецы, плотники, судовые мастера и др. Здесь предприимчивые немецкие промышленники завели свои склады смолы и дёгтя, которые пользовались большим спросом у карел. Подобные склады сохранились до сего дня в маленьком финском городке Порвоо: низенькие деревянные сараи, выкрашенные красной охрой, они выстроились вдоль берега реки, причём у каждого сарая отдельная маленькая пристань для выгрузки товара прямо с воды. Кстати, название берковец — старорусской единицы измерения массы, равной 10 пудам ≈ 164 кг, восходит к Бьёркё.

Однако благополучие здешних мест длилось не долго. Со времён династического брака Ярослава Мудрого и шведской принцессы Ингегерды (в крещении Ирины) финские земли находились под влиянием, как Швеции, так и Новгорода. Череда завоевательных походов, начатых в середине XII века, помогли Швеции значительно расширить свои владения за счёт финских деревень по ту сторону Ботнического залива, получивших название «Восточная земля». Продираясь сквозь густые леса, сражаясь с воинственными, но плохо вооружёнными хяме, шведы всё дальше расширяли границы своей страны на восток. Для утверждения христианства строились церкви, а для защиты от местных обитателей и внешних врагов — неприступные каменные замки.

С благословения Римского Папы шведские рыцари сначала вытеснили новгородцев из Южной Финляндии, затем устремились в Карелию. В самом конце XIII века (1294-1294 г.г.) были построены Выборгский и Кексгольмский замки, закрывшие новгородцам путь на запад. В 1300-м году шведы попытались также утвердиться в самом устье Невы, построив ещё один замок Ландскрона в месте впадения в Неву реки Охты.

После заключения Ореховецкого мира, новгородцы покинули свои торговые городки, в том числе и Берёзовское, а местное население — в большинстве своём карельское, перешло под власть шведской короны, приняв католическую веру. На острова и мысы Золотого берега заступила шведская морская охрана, защищавшая карело-финские земли от новгородских вторжений. Вероятно, уже тогда сформировались очертания позднейшего Бьёрке, в который вошли как многочисленные острова архипелага, так и прибрежные деревни, возникавшие на местах рыбацких времянок. Рыбный промысел был развит в этих краях наиболее сильно. Известно, что ганзейские купцы вывозили из Бьёрке огромное количество сушёной и солёной рыбы, особенно во время церковных постов.

Следующие же упоминания о селении можно почерпнуть из переписи населения, устроенной Густавом Вазой в 1540 году для сбора налогов. На карте «Заселение Финляндии в 1560-х годах» в землях Бьёрке обозначено около 100 домов, причём половина из них стояла на островах.

В 1719 году вышел указ об учреждении караула на Большом Берёзовом острове (Койвусаари), чтобы суда, следовавшие из Петербурга к Выборгу, «не приставали к проходящим чужестранным судам и товаров тайно не провозили». С 1722-го года по указу Адмиралтейской коллегии на острове находился постоянный отряд из 20 человек, в распоряжении которого было 4 пушки. В том же году здесь была учреждена лоцманская служба «от Выборга до Берёзовых островов и далее по Финскому заливу». Северная война завершилась в 1721-м году подписанием Ништадтского мира, по которому Ингрия, Лифляндия и Эстония отошли к России.

В 1726-м году русский гравёр А. Ростовцев выполнил «Достоверную всего Выборхского уезду новую карту», судя по которой, на Берёзовых островах располагалось не менее 10 поселений. К середине XVIII века здесь насчитывалось более двух тысяч жителей.

В конце XVIII века шведы предприняли ещё одну попытку взять реванш. Воспользовавшись тем, что Россия находится в состоянии войны с Турцией, они снова перешли русские границы. Во время сей войны в Койвисто несколько дней стоял шведский флот под командованием короля Густава III и с этим событием связана следующая знаковая достопримечательность города.

На берегу мыса Крючок (Вуокалайстенниеми) 3 июня 1790 года в промежутке между

Алтарный камень Короля

морскими сражениями для военных был проведен молебен с причастием. Приметный плоский камень был использован в качестве алтаря. Этот камень называют также камнем причастия. После молебна участники подходили к причастию, для которого использовались золотые потир (чаша) и дискос (блюдо), подаренные ранее (в 1777 г.) Густавом III Екатерине II и переданные ею кирхе Койвисто. В отличие от органа эти реликвии сохранились и ныне находятся в музее в Хельсинки. К 100-летней годовщине стенбековской кирхи их привозили в Приморск. Соратники Фронта посетили это место.

3-23 мая (3-4 июня) 1790-го года между Красной Горкой (на Южном побережье залива) и Бьёрке произошло Красногорское сражение: Кронштадтская эскадра (29 кораблей, в том числе 17 линейных) под командованием вице-адмирал А. И. Круза атаковала эскадру герцога Зюдерманландского (34 корабля, в том числе 22 линейных). Бой длился два дня без явного перевеса сторон, но, получив известие о подходе русской Ревельской эскадры, шведы отступили в Выборгской залив.

21 июня того же года русская гребная флотилия под командованием вице-адмирала принца Нассау-Зигена атаковала шведские канонерские лодки в районе острова Равица, которые спешно отступили на север.

В 1809 году по Фридрихсгамскому мирному договору Финляндия была присоединена к Российской Империи как автономное Великое Княжество, а в 1811 году правительство России издало манифест о присоединении к Княжеству завоёванной ранее Петром Финляндской губернии, переименовав её в Выборгскую губернию. Переименованным на русский манер посёлкам вернули прежние финские имена. Так Бьёрке, успев снова стать Берёзовским, превратилось в Койвисто. Соответственно для шведов посёлок снова стал Бьёрке.

Во время Крымской войны в начале лета 1855 года к Берёзовым островам подошли фрегат «Арроганте», корвет «Мажисьён», канонерская лодка «Рюби» и размещённый в больших семи баркасах десант. Место это было стратегически важным — всего в 40 милях от островов была Кронштадтская крепость! Бьёркский архипелаг же представлял собой прекрасную природную базу для целого флота, который мог найти среди островов отличное укрытие от ветра и шторма, чтобы позднее блокировать Невскую и Выборгскую губу с Тронгзундским рейдом. Помимо того, с островов на берег мог быть высажен морской десант для наступления на Санкт-Петербург.

Англо-французские войска предполагали сделать Бьёркезунд своей базой для блокады Кронштадта, но, осмотрев залив, отказались от этой мысли, опасаясь огня береговых батарей. Осенью 1855 года главнокомандующий граф Ридигер в своей записке, посвящённой обороне подступов к Санкт-Петербургу представленной в Балтийский комитет, указал на необходимость скорейшего создания артиллерийской и минной обороны пролива. Можно сказать, что с этого момента и началась эпопея со строительством форта Ино.

Известно, что в районе Берёзовых островов любили рыбачить последние русские императоры: Александр III и Николай II. Что до Александра, это был заядлый рыбак, и специально для него в Финляндии был построен небольшой охотничий домик на речке Кюмийоки неподалёку от живописного водопада. Николай же очень любил выбираться с семьёй на водные прогулки в Финляндию на своей яхте «Полярная звезда».

В начале XX века между Виипури и Койвисто было налажено автобусное сообщение.

К началу XX века большинство местных жителей Койвисто, как и в других местах, жили натуральным хозяйством. В зажиточных семьях были свиньи, лошади, коровы. Распахивая сравнительно небольшие поля, крестьяне выращивали хлеб, картофель, капусту. Этого хватало для домашнего пропитания, причём некоторая часть шла на продажу. Торговали обычно на рынке в Выборге или на местном Койвистовском. Летом в деревню приезжали дачники, которые охотно покупали финские овощи, масло, яйца и другие продукты. Рано утром, сразу после дойки, извозчики собирали по домам и дачам бидоны с записками от их владельцев, на которых значился адрес. Продажа парного молока, сметаны, творога, сливок приносила финским крестьянам сезонный доход.

От остальных посёлков Золотого берега Койвисто выгодно отличался тем, что имел собственный порт. И если сегодня порт Приморска вынесен за пределы города, в те времена он был в городской черте. В собственности деревни была пара пароходов, в ней работали паромные компании. Свой порт создавал множество рабочих мест для здешних обитателей: от службы в морской страже, должностей капитанов, лоцманов и матросов до сезонных работ по погрузке и разгрузке леса, работы в доке и на судоремонтной верфи.

Развито было и неизменное для финнов рыболовство. В зимнее время на лёд выходило множество рыбаков, часто сбывавших свою рыбу перекупщикам. Южнее Койвисто была деревня Пенттиля (нынешняя Карасевка), также расположенная на побережье пролива Койвистосальми, через которую проходил ручей Лохисеноя. Ручей был мелкий, и летом его можно было перейти вброд, однако осенью он становился таким полноводным, что в него приходил на нерест лосось.

После строительства церкви Марии Магдалины, наслышанный о здешних красотах, в Койвисто пожаловал царь Николай II, как всегда со всей семьёй, в сопровождении пышной свиты. Осмотрев новую церковь Марии Магдалины, царь пожертвовал 26000 финских марок лютеранскому приходу. Веротерпимость в Российской империи была достаточно высока, и православный царь, несмотря на абсолютное преобладание в стране греческой церкви, считал своим долгом заботиться и покровительствовать всем официальным конфессиям. На эти немалые деньги фабрике финского городка Кангасала был заказан орган.

Царский подарок радовал своим звучанием местных жителей до самого окончания Зимней войны и оккупации города советскими войсками. Дальнейшая судьба инструмента покрыта мраком, а показания очевидцев крайне противоречивы. В книгах об операциях Красной армии в Финляндии в 1944-м есть красочный момент, повествующий, как после взятия Койвисто какой-то красноперый сержант-умелец лихо наигрывал на органе (вероятно Марсельезу). Однако финский исследователь, уроженец Койвисто Ханну Хилска, во время тщательного исследования архивов обнаружил фотографию интерьера кирхи 1941 г. На этой фотографии на балконе вместо органа располагается кинобудка. Таким образом, орган исчез еще во время Зимней войны. Про его судьбу были десятки версий. Одни говорили, что орган был вывезен в Кронштадт, где его следы затерялись навсегда, другие утверждали, что новые жители Койвисто, переселённые туда в 1940-м из ближайших областей, расплавили орган на грузила для рыбной ловли. Более романтическая версия повествует о том, что отступающие финны, надеясь на своё скорое возвращение, спрятали орган в тайнике где-то в окрестностях города.

И действительно в начале 90-х годов в Приморске появился странный человек. Он бродил по городу один, будто бы что-то разыскивая. Милиция задержала подозрительного субъекта. Им оказался финн Тойво Кансанахо — последний пастор прихода Койвисто. На все расспросы он отвечал лишь, что местность вокруг его церкви сильно изменилась, и он не может найти того, что искал. К сожалению, в настоящее время пастор уже ушел из жизни, и выяснить у него более ничего невозможно.

В начале XX века Германия всеми силами старалась разрушить русско-французский союз и предотвратить создание Антанты. Предполагалась также и возможность создания нового российско-германско-французского союза, направленного против Великобритании. По мнению германской стороны, российской стороне союз был также выгоден, ведь если в Африке Великобритания соперничала с инициативой Германии, то в Азии она всеми силами сдерживала расширение России. 11 (24) июля 1905 года по инициативе германской стороны состоялась встреча русского императора Николая II с германским императором Вильгельмом II на борту императорской яхты «Полярная звезда». Здесь, неподалёку от Берёзовых островов сошлись два лидера величайших держав того времени для заключения секретного договора, получившего название «Бьёркский договор».

Из дневника Николая II: «6-го июля. Среда. Получил от Вильгельма предложение повидаться теперь; предложил ему Бьёрке.

10-го июля. Воскресенье. После ранней обедни отправился на «Александрии» в Кронштадт. Ровно в час вышел на «Полярной звезде» в Бьёрке, куда пришёл в 4 часа. Стали на якорь у острова Равица… С 7 часов ожидали прихода «Гогенцоллерна», который опоздал на два с половиной часа. Вильгельм приехал на яхту в отличном расположении духа и пробыл некоторое время. Затем он отвёз меня к себе и накормил поздним обедом. Вернулся на «Полярную» только в 2 часа.

Бьёркский договор состоял из 4 статей и содержал обязательства сторон о взаимопомощи в Европе в случае нападения на одну из них какой-либо европейской державы:

  1. Незаключения сепаратного мира с одним из общих противников
  2. Договор должен был вступить в силу сразу после заключения мира между Россией и Японией.
  3. Срок действия не был ограничен, в случае денонсации договора одной из сторон предусматривалось информирование другой за год
  4. Российский император после вступления в силу договора «предпримет необходимые шаги к тому, чтобы ознакомить Францию с этим договором и побудить её присоединиться к нему».

11-го июля. Понедельник. В 10 ч прибыл Вильгельм к кофе. Поговорили до 12 час и отправились на германский крейсер «Берлин». Осмотрели его. Показали артиллерийское учение. Завёз Вильгельма к нему и вернулся на «Полярную». Было полчаса отдыха. В 2 часа у нас был большой завтрак. Слушали музыку Гвардейского Экипажа и разговаривали всё время стоя до 4 с половиной. Простился с Вильгельмом с большой сердечностью. Снялись в 5 час одновременно и до маяка Веркомоталы шли вместе: затем разошлись. Пришёл в Кронштадт отличным вечером в 9 час. На «Александрии» прибыл в Петергоф в 10 час. Вернулся домой под самым лучшим впечатлением проведённых с Вильгельмом часов».

Хотя формально Бьёркский договор, направленный против Великобритании, и не противоречил союзу с Францией, он мог бы негативно сказаться на стратегическом партнёрстве с этой страной, на которое в России возлагались большие надежды, поэтому сама идея договора встретила бурный протест российского правительства. Министр иностранных дел В. Н. Ламсдорф и премьер-министр С. Ю. Витте через Великого князя Николая Николаевича сумели, правда, не без труда, убедить императора в необходимости расторгнуть соглашение. В результате в ноябре 1905 г. Николай II направил Вильгельму II письмо, в котором действие Бьёрского договора обусловливалось согласием на присоединение к нему Франции. Формально Бьёркский

Аккуратный финский мол

договор не был расторгнут, но фактически в силу так и не вступил.

Противники союза достигли своей цели — к концу осени 1905 года Бьёркский договор считался уже несуществующим, а спустя два года в 1907 году Англия и Россия были уже союзницами… В 1905 году Бьёрко вновь посетил государь  Николай II с многочисленной свитой. Из дневника Николая II (1890—1906 гг.):

14-го сентября. Среда. В 2 часа покинули Транзунд и перешли в Бьёрке. Стали на якорь между Кайвицей и Равицей со всем наши отрядом…

16-го сентября. Пятница. Встали рано. В 10 час отправился на миноносец «Грозящий», который снялся с якоря и пошёл к выходу в море. Долетели до острова Рондо и вернулись к якорной стоянке в час и 5 мин.

17-го сентября. Суббота. Съехали на берег и посетили в Койвисто кирку, она недавно выстроена, вся из камня, вместо прежней, деревянной. Осмотрел ещё лесопилку.

 

В дни Революции матросы-балтийцы, вдохновлённые отчаянной пропагандой красноречивых большевистских агитаторов, горячо поддержали большевиков, сыграв значительную роль в утверждении советской власти в Петрограде. Осенью 1917 года, у острова Бьёрке находилось учебное судно «Верный» и тральщик «14» (буксир «Лебедянь»). Утром 25 октября по распоряжению Центробалта оба корабля вышли в море в сторону Петрограда. «Верный» двинулся в Кронштадт, где принял на борт две роты матросов учебно-артиллерийского отряда, затем отправился в Петроград и встал на якорь на Неве ниже Николаевского моста. Тральщик «14» стал на якорь перед окнами Зимнего дворца. Его команда приняла участие в печально известном штурме Зимнего…

В 1919 году в проливе Бьёрке-зунд была создана опорная база английского флота, поддерживавшего наступление на Петроград.

С отделением Финляндии от России в жизни маленького финского городка началась новая страница, связанная с национальным становлением молодой страны. За считанные годы кризис в Койвисто обернулся большим подъёмом благодаря порту, который сильно способствовал экономического росту прилегавших к нему деревень и давал множество рабочих мест их обитателям. Огромную роль в развитии порта сыграла и железная дорога, новая ветка которой, построенная ещё русскими в 1916 г., соединила Койвисто с Финляндской железной дорогой. В 1925 г. открылось железнодорожное сообщение «Койвисто — Выборг», что позволило увеличить объёмы перевозок в несколько раз. К началу Зимней войны порт в Койвисто был вторым по величине в Финляндии!

Порт сильно изменил тихую жизнь берегового посёлка. Вдоль берега вырастали новые складские помещения, а в центре плодились портовые, чартерные, фрахтовые конторы и агентства морских перевозок. В портовой части посёлка стояла своя таможня и лоцманская станция, а также контора и жилое здание крупной лесоторговой фирмы АО «Питкяранта».

Молодое финское государство построило лишь две пристани в деревне. Создав благоприятные условия для «малого бизнеса» правительство было избавлено от необходимости больших капиталовложений в экономику страны, и все остальные грузовые причалы Койвисто возводились самими фирмами.

Наличие в порту рабочих мест привлекало к нему жителей окрестных деревень. Благодаря большому скоплению потенциальных покупателей, в Койвисто начался промышленный рост. В Койвисто бурлила жизнь: лавки, пекарни, магазинчики, выстроившиеся вдоль улочек, свой лимонадный, алкогольный и консервный завод, многочисленные ремесленные мастерские, кинотеатр, ресторан, клуб и многие другие заведения.

Начинался город c кирхи Марии Магдалины, расположенной на Церковном мысу (Кирккониеми). У церкви была своя пристань, к которой причаливали корабли, прибывавшие с Берёзовых островов и из Выборга. Здесь же находились три частные лесопилки, драночная мастерская и склады акционерного общества Филиппа Холлминга.

Вокруг кирхи была небольшая церковная деревня, в которой были усадьбы священников, а также «богоугодные заведения»: народная школа и больница. Позднее к ним добавились традиционные для того времени: Молодёжное общество и отделение Шюцкора. Здесь же в северной части деревни располагались Морской курортный зал и дача Мюзера.

Рядом с церковью была не сохранившаяся теперь деревянная часовня. Перед церковью располагалась рыночная площадь, на другой стороне которой стоял приходской дом и пожарное депо. Здесь же было здание Выборгского акционерного общества, кафе Хелениуса и Сбербанк.

От площади вдоль западного побережья залива начиналась береговая дорога в деревню Тервахартела и в Выборг. На Выборгской дороге жилые дома продолжались

Вид Кирхи

ещё на протяжении трёх километров до нового кладбища и на этом участке располагался Торговый кооператив Торккели, служебный дом кантора, муниципальная больница, телефонный переговорный пункт и контора сельской общины.

У вокзала, чьё здание дошло до нас в крайне ветхом состоянии, стояли дома железнодорожников. Ниже, следуя мимо кинотеатра, дорога подходила к Береговому ресторану. На другой стороне простирался пролив Койвисто и был прекрасный пляж.

В начале 1920-х годов местный предприниматель Тойво Томмола, занимавшийся до этого торговлей и обслуживанием местной пристани, основал компанию по автоперевозкам. В 1928-м году было открыто автобусное сообщение Койвисто-Виипури. Однако большой популярностью линия не пользовалась (около 350 пассажиров в месяц), и доход от продажи билетиков не покрывали расходы на горючее. Спустя четыре месяца маршрут пришлось закрыть.

В начале 1930-х цена на керосин постепенно снизилась, что позволило вновь наладить перевозки. В 1931-м году Томмола приобрёл два новых автобуса «Форд» и взял компаньона — Конста Пейппо. Вместе им удалось построить для автобусов 16-местные кузова, и пассажирское движение возобновилось.

И по комфорту и по скорости автобус значительно превосходил железную дорогу. Ведь если паровоз от Койвисто шёл до Виипури целых 3,5 часа, то автобус всего за 1 час 15 мин. 2 марта 1935-го года в Койвисто был открыт современный автовокзал с рестораном, парикмахерской и станцией техобслуживания. Перевозки осуществляло автопредприятие «Koiviston Auto Oy».

Со временем к единственному выборгскому маршруту добавились новые: в Хумалийоки (Ермилово), Раутанен (Малышево), Уусикиркко (Поляны). Летом 1938 был открыт маршрут Койвисто-Хяркяля-Кийскиля-Куркела-Койвисто (Приморск-Годуновка-Прибылово-Приморск). С 1939 года началось более регулярное движение по маршрутам, чаще одного раза в неделю, которое было прервано лишь внезапно начавшейся Зимней войной…

В 7 км к северу от Койвисто по дороге в сторону Выборга располагалась деревня Макслахти (нынешнее Глебычево). Часть большого поселения Макслахти называлась Рёмпётти. Её населял один большой род по фамилии Роуску, делившийся на множество семейств. Как и жители Койвисто местные обитатели занимались земледелием (выращивали овощи и фрукты на продажу) и животноводством. Отдельные финские предприниматели возили на ялах лес в Петербург и Выборг.

В 1920-х годах в Рёмпётти появилась новая гавань, что в корне изменило быт тихой деревни. Местные крестьяне, не выдержав соседства с промышленной зоной, покинули эти места, зато на работы в порту стали съезжаться жители окрестных мест. Круглый год в этих местах шла погрузка леса, требовавшая большого количества рабочих рук. Была в Макслахти и своя промышленность, правда, застывшая на уровне кустарного производства: кирпичный завод в Сепянниеми и кожевенный завод в устье Мертайоки.

В период с 1925 по 1935 местный порт был крупнейшим экспортным терминалом Восточной Финляндии, который в течение навигации с мая по ноябрь посещало до 200 судов. Одновременно порт мог принимать до 25 кораблей. Товар вывозился в Англию, Прибалтику, Польшу, Францию, Бельгию, Германию и даже в страны Средиземноморья!

Уже в наши дни при рекогносцировочных работах в районе поселка Ключевое практически по всей протяженности береговой линии на глубине до 6 метров было обнаружено большое количество разрушенных деревянных конструкций, среди которых лежали заиленные деревянные корпуса барж. На современных гидрографических картах обозначены лишь отдельные сваи, тогда как дно в районе практически полностью завалено бревнами и конструкциями из них. Все это останки разрушенных причалов и пирсов некогда крупнейшего товарного порта.

В 1939-м году пламень войны охватил зимнюю Финляндию. Койвисто находился за линией Маннергейма, и потому серьёзной обороны вокруг города не было. В ходе наступательных действий многие деревянные дома посёлка пострадали от авианалётов, сгорела и часовня возле церкви. Вечером 20 февраля 1940-го года большевики вошли в Койвисто. Этот населённый пункт достался, возможно, без таких кровопролитных боёв, как остальные места, в виду своего положения в стороне от главного пути наступления. К тому времени красная армия уже подходили к Выборгу, и бороться за Койвисто финнам не было никакого смысла.

Уже в конце лета 1941 г. финны вновь освободили Выборг. Красная армия, не готовая к войне, отступала. Несколько советских дивизий оказались в окружении в районе Порлампи (нынешнее Свекловичное, станция «Матросово»). Те части, которым удалось прорваться к Койвисто, были эвакуированы оттуда на Берёзовые острова. 2 сентября 1941 года финские войска заняли Койвисто, а вскоре и весь Перешеек был освобожден от красных банд. Прежние жители стали возвращаться в свои дома. Их взорам предстала совершенно иная картина, чем та, что сохранилась в памяти до эвакуации. Вот как описывал очевидец состояние церкви Марии Магдалены:

«…церковь Койвисто… использовалась ими (большевиками) как кинотеатр. Будка оператора была установлена на органном балконе. На алтарной стене висели портреты Ленина и Сталина. Орган был вывезен, на алтаре соорудили сцену, окна закрыли, крест был сорван

Впрочем, финнам не долго суждено было наслаждаться покоем в своих старых домах. 18 июня 1944 г. Койвисто захватила 46-я стрелковая дивизия Красной армии. Под мощным натиском финны отступали…

1 октября 1948 года Койвисто вновь получил новое название. Однако им стало не прежнее название «Берёзовое», а более подходящее для города, расположенного на морском побережье: «Приморск», сразу выделившее его из прочих «природных» названий Золотого берега: Дубки, Лужки, Озерки, Вязы, Пески и др. Дальнейшая история Койвисто-Приморска разворачивается, как на ладони при одном взгляде на старую кирху…

Сразу после войны в церкви Марии Магдалены был устроен военный госпиталь, затем клуб моряков. Уже весной 1945-го в Койвисто стали прибывать новые жители, переселённые на Карельский перешеек из областей: рабочие, служащие, демобилизованные солдаты.

Первыми советскими предприятиями Приморска стали рыбокомбинат и завод железобетонных конструкций. Кроме того, в 1950-70-е в окрестностях города были построены научно-испытательные полигоны оборонной промышленности и секретный завод, работающий на нужды космоса.

Большое количество оборонных объектов, а также близость Приморска к государственной границе СССР сделали его на долгие годы закрытым для въезда «простых смертных». А чтобы жители Приморска не вздумали бежать за границу по льду Финского залива, в городе и на островах были созданы погранзаставы, а также база патрульных кораблей.

Даже для встречи с родственниками, проживающими в Приморске необходимо было заказывать спецпропуска на Литейном (подобный статус очень долго был и у Кронштадта).

Сегодня в городе Приморске о прежних временах напоминает лишь старое, обветшалое здание вокзала, развалины финского полевого госпиталя, «дача подруги Маннергейма», заброшенный каменный мол финской поры, да мемориальный комплекс павшим морякам в период 1941-44 гг. на месте госпитального кладбища.

В 1992 году со стороны северного фасада церкви Марии Магдалины, на месте старого

Газета в музее

воинского захоронения был установлен небольшой памятник «Парус и крест», выполненный каменотесом Кари Нарвоненом по проекту скульптора Айлы Саало, родившейся в Койвисто.

Летом 1995 года Приморск посетила группа англичан. Их целью было отыскать места захоронений английских солдат и офицеров на территории России и в дальнейшем установить памятные знаки.

С начала 90-х и до сих пор в Приморске ежегодно бывает много финнов. Слава былых Виипури и Койвисто жива в Финляндии до сих пор. Год за годом финны приезжают в города, некогда принадлежавшие им, чтобы прикоснуться к своему прошлому, отыскать забытые следы своей маленькой родины, чтобы лучше её знать и понимать.

Приморск сегодня

Реклама
Запись опубликована в рубрике Из истории края с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s