Липола — исчезнувшая деревня с богатой историей

Теперь деревню Липола можно найти только на карте. Наши активисты посетили это место в Ингрии с богатой историей и вот, что удалось узнать и скомпилировать из различных источников..

Липола ( Lipola) — упразднённая деревня на западном берегу реки Волчьей (Сая) на территории , ранее относившаяся к лютеранскому приходу

Знак

Знак

Ки́веннапа (Первомайское). От деревни, по сути, остались поросшие мхом и бурьяном ступени крыльца одного из домов, всё остальное было в основном снесено при расчистке совхозных полей. В мае 1994 на этих ступенях появился памятник, установленный группой энтузиастов из историко краеведческого объединения «Карелия». На открытие памятника 28 мая 1994 приехали из Финляндии прежние жители этих мест.

Как приграничная деревня – Липола не раз становилась местом кровопролитных боев. Во время завоевания шведской Ингрии московским войском царя Петра I здесь была одержана победа русских войск над шведским отрядом драгун майора Бургхаузена. Финны провели раскопки в 1920-е годы и нашли какие-то предметы, свидетельствовавшие о прошедшем сражении. На месте захоронения драгун в 1930 году был установлен крест который пропал уже в советское время. Сейчас в поле стоит некий деревянный крест с образом Святого, но его назначение остается неизвестным. Обратимся подробнее к этому эпизоду, причем стоит отметить, что московиты вторгались в Ингрию в сопровождении азиатских орд. Как характерно!   По расхожему преданию в битве под Липолой   погиб полностью Черный драгунский полк, это название явно не претендует на конкретный исторический полк. — явно не историческое название.

В работе К. Розена «Bidrag till kдnnedom om de hдndelser som nдrmast fцregingo svenska stormaktsvдldets fall» приведено следующее описание этих событий:

image002«В начале марта 1703 русские силы, по оценкам, около 600 человек, двинулись на север от Шлоссельбурга. Большинство из них были вооружены луками и пиками и только 10 процентов любым типом огнестрельного оружия. Майор  Бургхаузен, который имел свою штаб-квартиру в Лембола, двинулся против них, но обнаружил, что русские уже прошли. Затем он вернулся в Лембола. 8 Марта (по шведскому стилю) русские силы разделились. Одна часть ушла в приход Саккола, где отряд  Веллинга с драгунами имели свои квартиры. Большая часть отряда уже ушла, но 3 офицеров и драгун остались. Они были окружены и после упорной обороны вынуждены был отступить в дом, тогда московиты его подожгли.

Другая часть русского войска двинулись к приходу Рауту, в поиске других шведских подразделений. Те уже отступили, так что русские войска грабили окрестности.

На 9-е майор Бургхаузен был проинформирован о том, что небольшая русская группировка пошла против Липалы, где он и другие сохранили свой обоз. Бургхаузен взял около 40 лошадей и драгун, и по прибытии нашел русскую силу примерно одинакового размера. Он решил атаковать, но во время прохождения очень глубокой и узкой дороги он был убит стрелой. После того, как капитан Soldan драгун Vellingа и несколько мужей погибли, драгуны решили открыть огонь. Россияне отступили  и тела Солдана и Бургхаузена были доставлены в Выборг». image004Меншиков писывал Царю в начале марта 1703: «… посылал ис полку своего в неприятелскую Свойскую землю к Канцам ратных людей для воинского промыслу. И у Канец на отводном карауле взяв в полон капрала, шли в те места, в которых стояли неприятелские два полка, драгунский да рейтарский. И шли из города три дни до деревни, имянуемые Тяголы, которая стоит у озера Волокаламского; разстоянием та деревня от Шлютенбурха 95 верст, а от Корелы (т.е. Кексгольма) 86 верст. И в том походе многих неприятелских людей побрали. А до того урочиша был он, губернатор, сам. И с того урочища до мызы Ралтулы, и в той мызе побили неприятелских драгунов человек з 200; да ис той же мызы посылан Иван Бахметев с низовыми ратными людми до мызы Келвы. И в вышепомянутых мызах взяли в полон: капитана Паткуля — того Паткуля, которой был на Москве, племянник, — порутчика, дву прапорщиков, дву торговых иноземцов, дву каиралов, 8 человек драгунов, барабанщик, 3 барабана, капитанской человек, мызников прикащик. А швецкие началные люди и драгуны, которые стояли в вышепомянутых мызах на станции, побежали в Корелу, и на побеге многих неприятелских началных людей и драгунов побили. И в вышеписанных мызах те ратные люди зело доволно лошадей, и скотины и запасов побрали, елико могли весть, а досталной, которой за их удоволством остался, хлеб в житницах пожгли. А, окроме вышеписанных взятых людей шведов, латышей мужеска и женска полу в полон взято з 2.000 человек, и купить было в Шлютенбурхе некому. А лошадей поймали много ж. И повезли полон продавать в Ладогу. А мызы, и кирки и деревни все целы, не зжены. И те полонные шведы посланы к Москва…»

В походе был драгунский полк Малины и низовая конница Бехметева, то бишь «татаровя с башкирцы», а при них «смотрящими» конные стрельцы низовых городов.

Географически этот поход представляется так: Вдоль берега Ладоги до озера Волокаламского -Волочек Сванский — Тайпале — ныне р.Бурная, а тогда часть озера Сванского — Суванто — нын.Суходольского, оттуда в центр прихода Рауту (нын.Сосново), и по дороге через Липола в приход Кивеннапа (нын. Первомайское). Вероятнее всего вначале шли по льду Ладоги вдоль западного берега.  Источником для Розена служили письма губернатора Линдхельма и Крониорта. Командующим на этом направлении был ладожский воевода Апраксин, его Смотренный список и отчет за кампанию 1703 напечатан Волынским, там про эту компанию умалчивается. В работе Коскинена (Koskinen, Handlingar till upplysande af Finlands öden under det Stora nordiska kriget), указано, что согласно показаниям крестьян из Липолы ВСЕ русские офицеры имели длинные парики и немецкое платье (нововыезжие офицеры из полка Малины?). Многие солдаты были небольшого роста с «темными плоскими лицами» (низовые) и на лыжах. «Низовыми» — в нач 18 в. называли тех, кто был из местностей ниже Казани по течению Волги, те, кто ведались в Приказе Казанского дворца. В общем это башкиры и татары.. Для сравнения, состав низового полка Бахметева, отряженного во Псков весной 1701 года: «с Уфы, с столником Степаном Бахметевым, стрелцом и казаком 200 человеком, башкирцом 1.000 человеком».

На  месте р.Бурной был город Тайпале (Волочек), он получил права города при шведах в 17 веке. Ранее новгородский Волочек Сванский. (Тяголы (?) по тексту Меньшикова). Он часто подвергался разрушению. Но откуда взялась информация о Черных Драгунах?

Проблеме Липола посвещена целая глава книги Матти Канкаанпяя «Великая Северная война или Большая злоба и финны». «Вымысел и реальность:Липола в марте 1703 года».

В 1932 году один финский писатель — романтик Аарно Каримо опубликовал своё произведение «Kumpujen yöstä III», где сказка воплотилась в печатное слово.

«Черный полк был в седле, черные знамена развивались на ветру. Они резко контрастировали с белым снегом. И подразделение на снегу казалось черным, хотя люди были одеты в серое сукно. С позиции, которую занимал полк, хорошо просматривались дали, Липольские поля прихода Валкъярви. Границы полей опускались в глубокую долину за которой простирался лес, за ним ещё одна ложбина и узкая речка, граница Финляндии и Ингрии. С открытого Липольского холма полк хорошо видел вдаль, в сторону Ингерманландии. Коркисало и другие холмы Ингрии были хорошо видны несмотря на то, что верхушки дальних лесов покрывал туман. Оттуда вела дорога и оттуда ждали противника. — «Несколько кавалеристов подскакали вверх по склону к майору. Они что-то сообщали ему о положении на флангах. Лицо Бургхаузена мрачнело. — Так значит они на лыжах. Тогда наше положение чертовски усложнится, снег глубок. Палаши вынуты из ножен. С двух сторон сразу послышались выстрелы, доносившиеся из ближних лесочков. Вскоре пули полетели и сзади. Кавалеристы попадали с седел. Временами они целились и оставляли ясные следы своей работы. Но чаще всего не попадали. Знамена падали одно за другим. Бой закончился. Карельский черный полк, все восемь эскадронов заснули вечным сном на полянах Липола». —

В изданных под редакцией Юрьё Коскинена документах Северной войны находим занимательные записи: Писано в Ниеншанце 16.03.1703. -» один крестьянин находился при столкновении в деревне Липола, когда враг последний раз вторгся в Яюряпяя, где майор Борнхуз и капитан Солдан погибли и сам крестьянин был взят в плен, но смог освободиться. С его слов вражеские офицеры одеты в немецкие платья и имеют длинные парики. У солдат лица плоские и смуглые, имеют стрелы и луки и все движутся на лыжах».

Четырьмя днями позднее письмо датировано в Выборге и говорит о том-же столкновении: -«слуга капитана Паркуля, который при столкновении в церковной деревне Саккола, был со своим господином, и со многими другими попал в плен, и которых вели на Ореховский остров, получил от капитана дозволение отправиться с письмом в Ниеншанец. Он рассказывает 1). Русские называют теперь Ореховецкий осторов (Нотебург) Шлиссельбургом. 2). Все их офицеры ходят в немецких одеждах с длинными париками, к пленным относятся вежливо. 3).В крепости две избы битком наполнены пленными, и те, кто туда не попал, были отпущены. 4). Капитан вместе с некоторыми другими был отправлен в Москву…6). Все пленные в крепости получают хорошую еду и питьё, особенно офицеры, но солдаты рыбу, хлеб, квас.

Спустя неделю, 27.03 главнокомандующий Кроншердт (Cronhjort) писал из Кексгольма об этом боевом эпизоде королю: -«С Ореховецкого острова 7 дня этого месяца вдоль берега Ладоги поднялся сильный отряд (неприятеля), достигнув нижних границ Кексгольмского лена, где мы потеряли нескольких офицеров которые были слишком смелы, но не одного солдата, и по слухам, также не много простонародья, поскольку вовремя всех оповестили. Враг оставил дома и хутора не сожженными…отправясь также быстро на третий день домой. О численности врага говорят, как обычно, по -разному, но по опросам солдат и других, кто видел своими глазами, большая часть была татарами, примерно 3000, и кроме того, видели отряд лыжников».

После Северной войны деревня начала развиваться и крепнуть. В 1901 году в ней была открыта народная школа.

В 1918 Липолу затронула гражданская война в Финляндии, в деревни дислоцировались группировка красных. Зимой 1939/40 по карельскому перешейку прокатилась Зимняя война – одно из самых позорных событий в истории Советского Союза. Деревня была занята Красной армией на третий день войны. Приказ о наступлении был подготовлен и подписан Яковлевым за неделю до начала войны. Четвертый пункт этого приказа гласил: «50-й стрелковый корпус (142, 90 СД, 35 ТБР, 302 ГАП, 311 ПАП РГК, 5 понтонный батальон, 5 КАО) уничтожить части прикрытия противника, овладеть опорными пунктами МЕТСЯПИРТТИ, РАУТУ, ЛИПОЛА, РАССУЛИ и выйти на рубеж р. ТАЙПАЛЕЕН-ЙОКИ, южный берег оз. СУВАНТО-ЯРВИ, южный берег оз. ВУОКСЕН-ВИРТА».

90-й стрелковой дивизии в этой войне с самого начала, что называется, не повезло: за два первых дня войны ее части не смогли продвинуться дальше двух километров от границы, увязнув в серьезном бою за Липолу. Согласно отчету о ведении боевых действий этого соединения, только за один день 30 ноября 1939 года в дивизии были выведены из строя двенадцать танков, десять тракторов «Комсомолец», два орудия и «большие потери в личном составе и материальной части.

Там, где на подъезде к повороту на Сосново Приозерское шоссе пересекает глубокую лощину, наступающим ротам 90-й стрелковой дивизии преградил дорогу финский 4-й егерский батальон. Условия для его обороны были идеальные — обойти природную выемку мешал плотный еловый лес и болота, а основные части наступавшего соединения все еще пытались преодолеть сопротивление у самой границы, в Липола. Поэтому к первому в этой войне оборонительному рубежу противника подошли немногочисленные силы Красной армии, а именно машины советской 13-й танковой бригады и разведывательные взводы 558-го стрелкового полка. В принципе силы можно было назвать равными: у РККА были танки и преимущество в живой силе, а у финнов выгодная тактическая позиция и противотанковая артиллерия. Из этих пушек егерям удалось подбить шесть атаковавших их бронемашин. С учетом выгодного расположения на местности финны сумели продержать у долины Куолеманлааксо нерешительный авангард советских частей вплоть до 2 декабря. В это время части 142-й дивизии уже занимали Рауту, тем самым создав угрозу захода в тыл противнику с востока. Испугавшись окружения, 4-й егерский батальон отступил на северо-запад, в направлении Эйряпя (в настоящее время носящее имя Барышево).»

И только благодаря этому отступлению 2 декабря 1939 года, после нескольких дней сильных боев деревня все-таки была занята.

Сложил голову за красных политруков участник советско-финляндской войны 1939-1940 гг КРОТОВ Фёдор Фёдорович. Механик-водитель танка роты боевого обеспечения 35-й лёгкой танковой бригады (7-я армия) младший командир Кротов 2.12.39, охраняя подорванный танк у деревни Липола (деревня Котово Приозерского района Ленинградской области), огнём из пулемёта подавил вражеские огневые точки. Вместе с командиром танка разминировал дорогу, обезвредив 28 мин. 8 декабря под обстрелом противника отбуксировал танк, экипаж которого не смог покинуть машину. 20-27 декабря, прикрывая переправу у р. Кослийоки, участвовал в блокировке дотов, под вражеским огнём эвакуировал из подбитых машин четырёх танкистов. Звание Героя Советского Союза присвоено 21.3.40.»

А вот герой Советского Союза В. Галахов вспоминает: «Это было в первый день войны с белофиннами. Наш полк с боем пробивался через полосу заграждений возле деревни Липола. Я выполнял задание командира 3-го батальона, где был командиром отделения связи. Со мной было пять красноармейцев. Мы взяли полное боевое вооружение и снаряжение, какое полагается связисту: два телефонных аппарата, инструмент, на спину — красноармейский ранец, к поясу — по две гранаты. Еще винтовку, конечно, и по 30 патронов на каждого. Отправились в путь. Как только вышли с командного пункта, сразу очутились в лесу. Утро вначале было хорошее, ясное. Солнышко пригревало, а потом погода совсем испортилась. Небо, оплыв облаками, потемнело. Пошел мокрый тяжелый снег, подул резкий ветер, наметая сугробы по просекам. Пробираемся мы по лесу, к каждой ветке присматриваемся, потому что финны кругом насажали своих снайперов — «кукушек» — с автоматами. Выбрались мы на опушку, а там наша рота залегла. Дело свое сделали, ждем приказаний командира роты… Враги сильно укрепились. Были у них проволочные заграждения, противотанковые гранитные надолбы, траншеи, а в самой деревне Липола — почти в каждом доме огневая точка. Командир роты Медведев готовил удар по правому флангу, а из крайнего дома деревни несмолкаемо били пулеметы. Пробиваться при такой огневой завесе — значило вести бойцов на верную гибель».

Затем новая война, 1 сентября 1941 года деревня занимается финскими войсками. Вплоть до 16 июня 1944 года, когда то, что осталось от деревни, снова занимают войска советские.image006

В 1947 году деревня переименовывается в начале в Первомайскую, а затем в Котово. В 1950 годах деревня перестала существовать.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Из истории края, Паломничество с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s