Смерть

И в небесах времён видны затменья,
Как в мире, где небесные тела
Превыше смертного недоуменья,
И днём звезда в пространстве, где была;
Смерть — разве только низменная мгла,
В которую сияние одето.
Дарует мысль сердцам свои крыла,
И выше смерти — вечная примета! —
В эфире грозовом живые вихри света .

(П.Б. Шелли)

Нам следует искать таинства смерти не по ту сторону могилы – но в самой жизни. Вполне может быть, что смерть, когда мы шагаем из известного нам материального мира назад, в вечные звёздные царства, откуда мы пришли – самая загадочная из всех тайн. Жизнь и смерть, какими мы знаем их, — только преходящие стороны бытия.
На протяжении всей этой слишком короткой жизни мы ведём двойное существование: внешнее, физическое, а также внутреннее, невидимое, состоящее из мыслей и чувств. Внешнюю видимую жизнь мы разделяем с нашими товарищами; наша внутренняя мыслежизнь проживается, так сказать, «за кулисами» и известна только нам самим. Внутреннее «я» разделено на двух действующих «сотрудников». Человеческое эго олицетворяет собой «я есть я», низший разум с его мыслительным аппаратом, и тело. Вечное высшее «я», человеческий внутренний Бог, — побуждающая к действиям, божественная искра всеобщей жизни, известная также как «луч сознания». И смерть, и сон заключаются в разрушении иллюзии этого «сотрудничества». В миг смерти эго распадается, в то время как луч сознания забирает свою живительную силу из мозга и возвращается вместе с душой (которая является его естественным внешним проявлением) в вечные, не-телесные царства.
Многие люди полагают, что смерть – ужасное несчастье, тогда как на самом деле она не так страшна, как долгая, бесполезно прожитая жизнь. Жизнь, в которой не совершается ничего значимого, не появляются никакие задачи – жалкое и эгоистичное существование. Только препятствия и бедствия предоставляют возможность достигнуть великого. Вся жизнь – трение. В миг, когда мы перестаём относиться к рождению и смерти как к ужасным дилеммам, вся суть прихода и ухода сводится к её надлежащему состоянию – к просто одной из частей обширного и мудро устроенного замысла. Как сон это «малая смерть», так и смерть и рождение – миниатюрные циклы бытия, а «великая смерть» и «великое рождение» — величайший цикл бытия и главная тайна жизни в материальном мире. В не-телесных царствах души нет смерти – только появление и прекращение бытия форм, в которых жизнь являет себя.
В пьесе «Юлий Цезарь» Шекспир высказал глубокую мысль о смерти, которая звучит так:
«Трус умирает много раз до смерти,
А храбрый смерть один лишь раз вкушает!
Из всех чудес всего необъяснимей
Мне кажется людское чувство страха,
Хотя все знают — неизбежна смерть
И в срок придёт» .
Каждый человек носит с собой расовый архетип своей подлинной свободы, как бы глубоко он не был похоронен под наслоениями переданных генетически и приобретённых культурно отпечатков, принимающих форму образов и символов.
Нас часто вводят в заблуждение, говоря, что мы должны «спасать наши души». С нашими душами всё в порядке. Душа – это личность и телесное орудие, спящее в том живущем присутствии, которым мы в действительности являемся. Только посредством учений о таинствах душа пробуждается от своей летаргии и побуждается к достижению самоосвобождения.
Ницше воссоздал присущий Народу Вотана (Арийский языческий) взгляд на смерть в своей шедевральной работе «Так говорил Заратустра»:
«Многие умирают слишком поздно, а некоторые — слишком рано. Ещё странно звучит учение: «умри вовремя!» Умри вовремя – так учит Заратустра… Серьёзно относятся все к смерти; но смерть не есть ещё праздник. Ещё не научились люди чтить самые светлые праздники. Совершенную смерть показываю я вам; она для живущих становится жалом и священным обетом. Своею смертью умирает совершивший свой путь, умирает победоносно, окружённый теми, кто надеются и дают священный обет. Следовало бы научиться умирать; и не должно быть праздника там, где такой умирающий не освятил клятвы живущих! Так умереть – лучше всего; а второе – умереть в борьбе и растратить великую душу… Свою смерть хвалю я вам, свободную смерть, которая приходит ко мне, потому что я хочу.
И когда же захочу я? У кого есть цель и наследник, тот хочет смерти вовремя для цели и наследника… В вашей смерти должны ещё гореть ваш дух и ваша добродетель, как вечерняя заря горит на земле, — или смерть плохо удалась вам.
Так хочу я сам умереть, чтобы вы, друзья, ради меня ещё больше любили землю; и в землю хочу я опять обратиться, чтобы найти отдых у той, что меня родила» .
Разнообразными погребальными обычаями на протяжении веков засвидетельствовано, что человек, начиная с самого рассвета культуры, был в состоянии отвлечься от житейских дел и размышлять о загадке человеческой судьбы. Что лежит по ту сторону этого смертного кольца на более великом и бесконечном плане духа, пространства и времени?
Со времён Гипербореи существовало верование, что человек продолжает перевоплощаться на Земле, пока его душа, в конце концов, не достигнет полного духовного осознания. Это гностическое убеждение, которое ещё не опровергнуто. Викинги своим представлением о Вальхалле придали этому верованию героическую окраску. Слово «val» означает «павший в бою», Вальхалла – Зал Павших. Валькирии (девы-воительницы) – Выбирающие Павших. Знак тройного треугольника, который носят эйнхерии, избранные воины Вотана, – Валькнут – Узел Павших.
Вальхалла – огромный зал избранных Вотаном героев: воинов и дев-воительниц. Только достойный мог войти в эту область благородных. Это означает, что если человек не показал себя достойным за время своей физической жизни, то он обречён тогда вернуться в Мидгард (на Землю) в будущем, чтобы повторять свой урок до тех пор, пока он, наконец, не достигнет высочайшего уровня совершенства. Почёт благородной смерти – единственный знак отличия, которого ни один человек не должен быть лишён. Так появился обычай, согласно которому истинный викинг всегда должен умирать с мечом в руке, чтобы быть уверенным, что он может достигнуть Вальхаллы и разделить вечное пиршество со своими товарищами-героями, полубогами и Арийским Всеотцом Вотаном.
«Как свет значим не сам по себе,
Но благодаря своей связи с тьмой,
Так смерть становится важной из-за жизни,
А жизнь значима из-за смерти.
Смерть – часть жизни, а жизнь – часть смерти».
(Карл Густав Юнг)
Среди древних философов было распространено мнение, что смерть есть жизнь, а далее говорилось: что бы мы ни видели когда пробуждаемся – это смерть; а то, что мы видим, когда засыпаем – это сон. Мудрый ищет освобождения – не от смерти, как явления, но от рабства невежества, ибо невежество – самое тяжелое бедствие для души. Человек, который пренебрегает работой над собой, сдохнет как собака. В жизни некоторых людей наступает время, когда они начинают рассматривать самоубийство как возможный выход из положения – хотя бы и только для текущего момента. Наверное, есть исключительные обстоятельства, когда самоубийство может на самом деле быть неизбежным, но это чрезвычайно радикальная крайность и нарушение закона жизни. При естественной смерти душа отбрасывает тело. А при самоубийстве тело отбрасывает душу. Следовательно, такой конец – определённо насильственный, ведь душа силой изгоняется из своего тела , без освобождения, даруемого разумным образом действий.
В наши дни, в современных обществах смерть и старость рассматриваются как ужасающее бремя для общества. Многие здоровые, инстинктивные взгляды на смерть и старение, которые наши предки в прошлом хранили на протяжении тысячелетий, с тех пор утратили своё влияние и забылись с рассветом эпохи производства и потребления. В миг, когда наше сознание поднимается над уровнем иллюзии, человек освобождается от её ограничивающего воздействия. Старости не нужно (и не должно) быть временем упадка или убыли духовных и умственных способностей человека. В этот период жизни жизненная сила тела уменьшается, и это даёт человеку большую свободу для выражения его духовных и умственных способностей. Они могут и должны быть действующими и развивающимися вплоть до последних нескольких часов перед смертью.
Рвущиеся к небесам, подобно ракете, цены на лекарства и медицинские услуги, инфляция, налоги ненасытного правительства и увольнение с работы пожилых людей, вкупе с разрушением семейного устройства, сделали для многих мысль о старости маячащим призраком ужаса. Чуждые религии никогда не освободят Арийскую душу, как и любая религия, отрицающая законы Природы и духовные корни народа. Те, кто не держатся твёрдо мудрости крови, находят пустоту и страх в час, когда их призывает смерть. Как правило, большинство людей не умирает хорошо. В присутствии неведомого они отчаянно борются против неизбежного добра, цепляясь за плотскую жизнь в безумии страха и тоски.
Великий кельтский поэт Уильям Батлер Йейтс так описал это:
«Искать Бога слишком рано не менее греховно, чем искать Бога слишком поздно; мы должны любить; будучи мужчиной, женщиной или ребёнком, мы должны истощить своё честолюбие, разум, страсть, посвящая их всему, что происходит, – иначе мы придём к Богу с пустыми руками».
Сегодня в Арийской расе есть вялость, которая смертельна. Жить только ради существования, сознательно отказываясь от своего этнического наследия и идентичности, – значит не жить. Полнота бытия означает – найти смысл своей собственной сущностной самости среди своего рода и окружения, и прославлять свою собственную богоданную неповторимость своей породы. Если Арийский народ не сможет пробудить свои, по-видимому, дремлющие расовые инстинкты от стигийского сна преобладающего сейчас самоотречения, — тогда его полное вымирание неизбежно в очень близком будущем. Время требует от нас вернуть к жизни нашу героическую суть, чтобы не исчезнуть навеки! Ничто не достигается ничегонеделанием, а всё, что мы делаем сейчас, создаёт мир, в котором мы будем жить завтра. То же самое относится к смерти; то, что мы создали в мыслях, мы создаём в той, другой реальности. Когда наступит миг смерти, качество сокровенных мыслей человека на протяжении срока его жизни покажет, быть ему более слабой или более сильной личностью. В тайных учениях издавна существовало предположение, что мир – это сон в сознании Божества. Ты не сможешь избежать судьбы. Ты не сможешь избежать перемен, потому что это неотъемлемая часть природы мироздания. Отдельные разновидности человеческого рода были созданы нашим Творцом для вечности; не для того, чтобы, в конце концов, стать безрасовой мерзостью, но для того, чтобы расти и выражать себя через свободу и неповторимость нашей собственной индивидуальности.

INGROBAN

Реклама
Запись опубликована в рубрике Материалы с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s