Из истории Всеволожского района

Всеволожский район расположен   на севере области, на Карельском перешейке. Площадь — 2,82 тысяч кв. км. Образован 936 г. на землях бывших Шлиссельбургского и Санкт-Петербургского уездов. Рельеф местности разнообразный: западная часть — возвышенная, с востока её окаймляют Токсовские (около 110 м) и Лемболовские около 200 м) высоты. Земли, прилегающие к Неве, низменные, среди них поднимаются

невысокие возвышенности (70-80 м): Колтушская, Румболовская (или Румболовско-Кясселевская), Углово-Щегловская, обра­зующие подкову, обращенную концами к северу, и Ириновская. В районе много озёр. Самое большое из них — Лемболовское (площадь — 12 кв. км), к югу от него находится Токсовская группа озёр.

Со времён каменного века здесь, на северном берегу Невы, селились люди, что подтверждают археологические раскопки ладожской и токсовской неолитических стоянок. В новгородское время эти земли входили в Корбосельский, Колтушский и Куйвошский погосты Водской пятины. После образования Санкт-Петербургской губернии, по административному делению 1871 г., они оказались в Рябовской, Вартемякской, Куйвозовской и Колтушской волостях Шлиссельбургского уезда.

По территории района проходят две железные дороги: на Приозерск и к Ладож­скому озеру (Ириновская).

Первая внегородская станция Ириновской дороги, проведённой в сентябре 1892 г. от нового здания вокзала «Нева» на Большой Охте (не сохранился) до Мельничного Ручья (протяжённостью 41 км), — станция Бернгардовка

бернгардовка

Станция Бернгардовка

(Христиановка, 20 км от Пе­тербурга), названная по фамилии владельца бывшего имения Приютин (в 1,5 км от железнодорожной станции), на территории которого она возникла. В XIX в. приютинская усадьба (10 га) принадлежала дирек­тору Петербургской Публичной библиотеки и президенту Академии художеств А.Н. Оленину (1763-1843). Его жена Ели­завета Марковна (1768-1838) в 1795 г. ку­пила у барона Фредерикса (его мыза была указана на карте Санкт-Петербургской губернии 1794 г.) 776 десятин земли, и к 1805 г. «уже была построена мыза Приютино между речкой Лубьей и небольшим ручьём при вновь заведённой запруде… Мыза деревянная, а при ней кирпичный завод». К 1820-м гг. были возведены два господских дома, две оранжереи и 26 слу­жебных построек, окончательно сформи­ровался и заложенный на берегу пруда пейзажный парк. Его композиционным центром стала запруда на ручье Смольном. вдоль извилистого берега которого были посажены деревья. Сохранившийся до ва­ших дней усадебный дом, автором про­екта которого вполне мог быть друг Олениных известный архитектор Н.А. Львов, представляет собой двухэтажное кирпич­ное здание с выступающим ризалитом парадного входа.

Усадебный дом

Усадебный дом

Центр здания выделен тройным арочным входом, открывающим­ся в парадный вестибюль или зал. В XIX в на втором этаже находился балкон, а парадным входом — навес веранды. Второй дом, или людской флигель — двухэтажное каменное здание, расположено к югу от главного. Оно сохранило облик первой половины XIX в. В 1813 г. в саду в память погибшего в Бородинском сражении стар­шего сына Олениных Николая (1793-1812) был установлен скромный памятник — усе­чённая пирамида с посвящением Н.И. Гнедича (1784-1833). Кроме памятника в саду находится беседка-ротонда, напоминаю­щая римский Пантеон, которая сохранила в своём облике типичные черты парковой архитектуры того времени. Вход в бесед­ку украшен четырёхколонным портиком с простым фронтоном. Освещался павильон через круглое окно в куполе.005

Летом сюда приезжали многие лите­раторы, звучала музыка Глинки. Старшая дочь Оленина Варвара вспоминала: «В из­вестном многим Приютине жизнь текла ти­хая, мирная, аккуратная, простая, деревен­ская, и казалось по образу жизни вёрст за 500 от Петербурга. Всё было весело, радуш­но, дружно, просто и свободно». В 1828 г. в усадьбе гостил А.С. Пушкин, встретив­шийся здесь с А. Мицкевичем (1798-1855). К.Н. Батюшковым (1787-1855) и А.С. Грибо­едовым. В Приютине он услышал в испол­нении Грибоедова грузинский напев и че­рез несколько дней написал стихи «Не пой, красавица, при мне…», а Глинка, присутствовавший при исполнении песни, пере­ложил стихи на музыку. Частыми гостями были музыканты А.А. Алябьев и А.Н. Вер-стовский (1799-1862), художники и скуль­пторы К.П. Брюллов (1799-1851), В.Л. Бо­ровиковский (1757-182515144248.1), А.Г. Венецианов, О.А. Кипренский, И.П. Мартос (1754-1835), Ф.П. Толстой (1783-1873) и другие.

Однаж­ды Олениных посетил известный немецкий учёный-естествоиспытатель А. Гумбольдт (1769-1859), путешествовавший в 1829 — на­чале 1830-х гг. по России по приглашению императора Николая I. Он, шутя, заметил, что объездил два земных полушария и вез­де говорил, а здесь с удовольствием слушал. До наших дней от усадьбы, помимо господ­ского дома, дошли каменные служебные постройки и часть старого парка у сильно обмелевшей речки Лубья.

Лубья река

Река Лубья

В 1841 г. Оленины продали имение из­вестному агроному, доктору Ф.М. Адамсу. Ни он, ни часто сменявшиеся после него владельцы Приютина: А. Далер (1805-1861), П.Ф. Серапин (1838-1893), член Государ­ственного совета, тайн. сов. Е.А. Перетц (1833-1899) — с 1851 г. и с 1897 г. — историк М.А. Краузе, не меняли облик оленинской усадьбы. В ней (в 1851 г. земли было уже 331 дес.) всё так же сохранялись «господ­ский дом, флигель, оранжереи и людская, расположенные в парке, где было 207 саже­ней благоустроенных дорожек и 48 клумб, усаженных цветами». Кроме упомянуто­го барского дома, расположенного на ле­вой стороне речки и имевшего 9 комнат на нижнем и 14 — на верхнем этажах, флигеля с церковью, фруктовых и цветочных оранжерей (для выращивания абрикосовых и сливовых деревьев), в имении был молоч­ный погреб, конюшня, сад с каменными парниками, где выращивали арбузы и дыни, и стоявший на правом берегу кирпичный завод, производивший 500 тысяч кирпичей в год (всего, по описи, каменных зданий было 24). Часть земель Адамс продал поч­ти сразу после приобретения, в том числе 98 десятин, которые у него купили в 1844 г. немецкие колонисты из Ново-Саратовки и Средней Рогатки.

Ещё до продажи имения Адамсу Оленины подарили 16 десятин земли прожи­вавшему вместе с ними В.Я. Аткинсону (1791-1844) — надв. сов., служившему в Публичной библиотеке. После его смерти усадьбу, названную в честь Е.М. Олени­ной Елизаветино, унаследовали вдова, а затем дочь Александра Васильевна, уве­личившая её за счёт покупки 23 десятин у владевшего Приютином П.Ф. Серапина. В 1915 г. усадьбу купил М.А. Краузе.

На землях, проданных в 1847 г. Адамсом, по берегам реки Лубья, возникло ещё несколько усадеб, расположенных вдоль дороги в Колтуши: Васильевка (13 дес.), приобретённая женой поручика М.В. Васильевой, смежная с ней Марьина (36 дес.) — действ, стат. сов. И.А. Теряева, -сына академика Медико-хирургической академии, Бернгардовка (78 дес), куплен­ная сенатором, тайн. сов. Е.Ф. Брадке (1796-1862) и проданная в 1862 г. провизо­ру О.Ф. Гленцеру (1825-1874), назвавшему её Христиановкой. Усадьбу создал лишь следующий хозяин — Ганс (Иоганн) Бернгард (1826-1913), владелец кондитерской на Васильевском острове. Он завёл мо­лочную ферму, построил двухэтажный дом, где собирались представители швей­царской колонии Петербурга. Соседней с ней была усадьба Софиевка (12 га), при­обретённая Наталией Христиановной, же­ной издателя А.Н. Очкина (1791-1865). В 1864 г. супруги продали имение стат. сов. Э.Е. Лоде (1816-1889), построившему дом и разбившему парк (8 дес). В 1877 г. имение, названное им Софиевкой, купил прусский подданный Г.Ф. Эбергард.

Землями соседних мыз Анненской и Новокрасной, а также пустоши Янинской, отмежёванной в 1838 г. от Новокрасной, также владели немцы. На приобретённых 750 десятинах земли они основали коло­нию Смольную (Ковалёво). В 1872 г. в ней был устроен деревянный молитвенный дом, приписанный к Новосаратовскому при­ходу (кирха там была построена в 1766 г., каменная с 1835 г.). В 1904 г. в Ковалёве было ПО прихожан, а в 1917 г. молитвенный дом преобразовали в церковь. В 1883 г. и в немецкой колонии Янино, основанной в 1853 г., устроили молитвенный дом, отно­сившийся тоже к Новосаратовскому прихо­ду. В 1904 г. в нём было 160 прихожан, для детей которых тремя годами раньше откры­ли новую школу.

За Приютином на правом берегу реч­ки Лубья, на старинной почтовой доро­ге (ныне Почтовая ул.), проложенной в XVIII в., находилась мыза Волкова, полу­чившая название по фамилии своего осно­вателя — майора М.Я. Волкова (ум. 1752), которому эти земли пожаловала Елизавета Петровна. У его наследников в 1770-е гг. её купил хозяин соседней мызы Лягловой -А.В. Исленьев, сын-наследник которого Пётр Алексеевич (1745-1827), сподвиж­ник А.В. Суворова, создал около деревни усадьбу (2200 кв. саж.). Её центром стал большой пруд с поставленным за ним го­сподским домом. В 1773 г. усадьбу при­обрёл И.Ю. Фредерике (1723-1779) и она вошла в состав Рябовского имения. При следующем владельце В.А. Всеволож­ском (1769-1836) усадьба пришла в за­пустение и только после приобретения у Всеволожских в середине XIX в. А.П. Казачковой 27 десятин вновь возродилась под названием Красная. Новая владелица поставила господский дом, восстановила водную систему, посадила сад. В 1878 г. её усадьбу «с 1386 десятинами земли, из коих только 21 — пашни», и стекольный завод купил К.В. Берман (1821-1902), вдова которого Луиза Давыдовна продала её художнице Терезии Штраух.

материал из книги Е. Л. Александровой «Санкт-Петербургская губерния. Историческое прошлое»

Реклама
Запись опубликована в рубрике Из истории края с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s