Град Ниен

В отличие от Петра 1, который несколькими десятилетиями позже предпочитал переименовывать захваченные им крепости и города, шведы обычно делали перевод иноязычного названия: Орешек был для них Нотебургом, а Невский городок — Нюеном (Нюен — по-шведски Нева). Шведское название крепости Нюенсканс (Невское укрепление) имело немецкий вариант: Ниеншанц, который впоследствии получил наиболыпее распространение и нередко переносился и на город в целом. Русские называли и крепость, и город сокращенным шведским названием — Канцы или Канец. Первоначально крепость представляла собой неправильный четырехугольник с бастионами по углам — такой она изображена на карте 1643 года работы Эрика Нилссона Аспегрена. Проект, разработанный в 1644 году инженером Георгом Швенгеллом, предлагал сделать крепость пятиугольной, с несколькими дополнительными внешними укреплениями. К реализации проекта приступили только после войны 1657-1658 годов, когда несовершенство старого укрепления стало очевидным. Сооружение мощной крепости требовало больших ресурсов, на эти работы стали принудительно привлекать крестьян со всей Ингерманландии. После постройки пятиугольной цитадели для ее защиты со стороны суши были возведены обширные внешние земляные укрепления, по площади превосходившие саму крепость. Однако их строительство так и не было доведено до конца. Зато город был построен на удивление быстро. Основой его стало русское поселение Невское устье, жители которого, по мнению И. п. Шаскольского, влились в число первых жителей Ниена. В июне 1632 года, за четыре месяца до своей гибели, Густав Адольф подписал указ об основании города на Неве, предоставлении ему городских привилегий и освобождении его жителей от всех податей и повинностей на шесть лет. Для тех же, кто заявлял о желании строить в городе каменные дома, этот срок увеличивался в два раза. Вслед за этим документом последовали другие, подобной же направленности: городские права и привилегии Ниена подтверждались и продлевались, а это привлекало в город все новых и новых переселенцев, в том числе и из достаточно 150 отдаленных мест, например из Германии. Сохранившийся подушный список населения города в 1641 году состоял из 384 жителей (при этом из 176 мужчин и 208 женщин): финнов, шведов, немцев и русских, причем жители предместий горожанами не считались. В последующие годы население города увеличивал ось за счет занимавшихся торговлей немцев из прибалтийских провинций, а также нескольких голландцев и англичан, нашедших в Ниене благодатные условия для коммерческих предприятий. На карте Аспегрена видно, что уже в 1643 году это был достаточно крупный по тем временам город, примерно с сотней домов, большой церковью и рыночной площадью. В 1642 году статус Ниена как полноправного города был окончательно утвержден, появились органы местного самоуправления в виде выборного магистрата с бургомистром во главе и штатом городских чиновников. Ниену был дарован герб: шведский лев на задних лапах в короне и с мечем на фоне двух диагональных полос, обозначавших Неву и Охту. Основываясь на картах и планах Ниеншанца, на немногочисленных его описаниях, а также служебных и официальных документах того времени, можно представить, как выглядел город, каковы были занятия и образ жизни его обитателей. Широкие прямые улицы Ниена были образованы стоящими вплотную друг к другу домами. Три главные улицы: Королевская (Konungsgatan), Средняя (Mellangatan) и Выборгская (Wiborgska Gatan) — начинались от набережнойОх ты и тянулись В северном направлении. Другие улицы пересекали их под прямым углом, деля город на правильные четырехугольные кварталы. У впадения в Охту небольшой речки Чернавки, в наше время не существующей, находилась просторная рыночная площадь со зданиями ратуши, госпиталя и немецкой церкви. От площади через Охту к крепости был перекинут мост. На другом берегу Чернавки среди таких же прямоугольных кварталов находились шведско- финская церковь, дом пастора и школьные здания. Население Ниеншанца занималось главным образом торговлей и ремеслами. Наряду с кузнецами, сапожниками, мастерами по обработке кожи, портными, булочниками, мясниками здесь были, согласно изысканиям с. Кепсу, представители таких специфических профессий, как перчаточник, шляпник, мастер по изготовлению люстр, пистолетный мастер, настройщик органов. Значительная часть жителей была связана с мореплаванием — шкиперы, боцманы, матросы, корабельные мастера, портовые рабочие, лоцманы. Свой штат имели местная школа, ратуша и городской суд, а также государственные учреждения, такие как налоговая палата, таможня, почта. Этнический состав жителей был чрезвычайно пестрым: шведы, финны, немцы, корелы, ижора, русские; постоянно действовали шведский, финский, немецкий и православный приходы (православная церковь еще с до шведских времен находилась на противоположном берегу Невы). В качестве языков официального делопроизводства использовались шведский и немецкий. По воспоминаниям выдающегося шведского естествоиспытателя и медика Урбана Ерне, родившегося в деревне Сквориц Копорского лена (ныне село Скворицы, недалеко от Гатчины) и проведшего детские и юношеские годы в Ниене, «в те времена в ходу были четыре разных языка, а именно шведский, немецкий, финский и русский., и будущий ученый, благодаря живому общению со сверстниками, владел всеми в совершенстве. В истории известны ситуации, когда несколько национальных общин живут вперемежку на ограниченной территории и при этом являются абсолютно изолированными друг от друга. В Ниене и его окрестностях картина была совершенно иной: живущие вместе представители разных народов, сохраняя свой родной язык, религию и культурные особенности, составляли некое социальное единство, осознающее себя как целое, понимающее собственные цели и перспективы своего развития. Отметим кстати, что немецкая община, занимающая значительное место в демографическом облике Петербурга XVIII-XIX веков, появилась впервые на невских берегах именно в период шведского владычecтвa. К сожалению, сведения о количестве жителей Ниена являются очень неполными и приблизительными. Воевода П. И. Потемкин, занявший город в ходе русско-шведской войны 1656-1658 годов, насчитывал в нем 500 дворов, что соответствует, по мнению историков, 2-2,5 тысячам жителей. Такое количество горожан сохранялось в Ниене до начала Северной войны.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Материалы с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s