Аполлоний Тианский

Нет смерти ни для когоэто только видимость, вместе с тем, ни для кого нет и рождениякроме только лишь кажущегося.  Переход от бытия к становлению кажется рождением, а переход от становления к бытию кажется смертью, но на самом деле никто никогда не рождается и никто никогда не умирает. Это всё равно, что быть видимым, а затемневидимым;  одно благодаря плотности материи, а другое  по причине тонкости бытиябытия, которое всегда остаётся неизменным, хотя  движение и покой сменяют друг друга. Ведь черта, неизбежно присущая бытию, то,  что его изменение не бывает вызвано  ничем внешним по отношению к нему; но целое становится частями и части становятся целым в единстве всего.

Платон.

 

Люди слишком долго увлекались знатоками духовности, которых часто возвеличивали до непомерных и неправдоподобных размеров. Каждого представителя божественной истины и мудрости, без исключения, причисляют,  в лучшем случае, к просветлённым посланникам и учителям различных уровней и способностей. И это несмотря на то, что они остаются привязанными к многочисленным людским слабостям и ограничениям человеческого тела, и, стало быть, не могут почитаться как боги на земле.

Ходом истории доказано, что люди, в целом, склонны, не задавая вопросов, плыть по течению вместе со стадом, и не имеют ни малейшего представления, что является подлинной истиной, а что — нет, что является настоящей духовностью, а что – нет. Они не заботятся о том, чтобы самостоятельно приложить сколько-нибудь серьёзные усилия для обоснования своих убеждений. Зачем им напрягаться? Церкви уже построены и широко известны, и миллионы людей не могут быть не правы, а тем более не могут ошибаться все их родители, бабушки и дедушки. И, конечно, как может кто-то осмелиться усомниться в абсолютном, высочайшем авторитете Церкви? Разве вы всё ещё ничему не научились? Духовенство мудрее вас и знает верные ответы на все вопросы! Если они скажут вам, что Вселенной всего шесть тысяч лет, то, Бога ради, лучше не задавайте вопросов, или вам предстоит вечно гореть в аду вместе с остальными язычниками и еретиками.

Некоторые из величайших мудрецов, когда-либо ходивших по этой земле, неважно, родились ли они богатыми или бедными, сделали выбор – пройти свой жизненный путь незатронутыми мирскими соблазнами. Истинные учителя-гностики здесь не для того, чтобы  стать успешными предпринимателями. Деятелями в голливудском духе, как столь многие современные зацикленные на себе, обуянные тщеславием христианские проповедники. То, чем самоотверженно занимается гностический мудрец, непоколебимая цель его жизни – поднять уровень разума рода человеческого, дав нам верное понимание нашего положения в жизни, во вселенной и в её высших измерениях. Это послание превыше всего, и не только действий, но и бытия – неважно, живёт ли адепт,  как почитаемый учитель, или как бродяга, казалось бы, не имеющий цели.

Есть потрясающее богатство и мощь у организованного религиозного бизнеса, каждый может легко заметить это в собрании тысяч ярких и внушительных храмов, церквей и соборов, охватывающих весь земной шар. И никто не знает это лучше, чем банды и правительства, которые изобретают организованные религии и управляют ими. Изобретают, скажете вы? Конечно, сейчас вы зашли слишком далеко! Нет, на самом деле, мы должны идти намного дальше, если мы хотим разбить тяжёлые железные оковы неизмеримого людского невежества. Давайте не будем указывать на множество мелочей, давайте перейдём к величайшей управляющей машине из всех, к так называемому «святая святых», к христианству.

Первое столетие нашей эры было временем бурного взаимодействия между силами Церкви и Государства. Римская Империя быстро теряла свой контроль над государственными культами и национальными религиозными установлениями. Было очевидно, что, если Рим  намеревался сохранить своё религиозное верховенство и власть, ему необходимо было установить великую религию, вселенскую церковь, которая объединила бы существующие верования и, в то же время, рассеяла бы пламенный и независимый дух свободно мыслящих народных масс. К слову сказать, «католический» означает «вселенский», а Ватикан всегда стремился к мировому господству и власти. Универсализм[1] – одно из многих средств тирана для достижения этих целей.

В греческом каппадокийском городе Тиана, в шестнадцатый день февраля второго года нашей эры, родился мальчик, которого назвали Аполлонием. Скоро стало очевидным, что он  не был обычным ребёнком, но обладал исключительными талантами и силой разума. В возрасте четырнадцати лет он настолько превзошёл своих учителей, что был отправлен завершать своё образование за пределами родного города; в возрасте шестнадцати лет он посетил Эгейский храм. В этом же году он принёс Пифагорейские Клятвы и уже заработал уважение, творя поразительные чудеса. Когда Аполлоний возмужал, он стал также известен своей потрясающей физической силой и самообладанием.

Подобно Пифагору, Аполлоний много странствовал в юные годы, совершая паломничества в многие храмы и школы таинств. Во время путешествий его часто сопровождали ближайшие ученики, одного из которых звали Люцием. В переложении на наш язык имя Люций произносится как Лукас или Лука. Согласно указанию Дамаса, самого любимого ученика Аполлония, Лука (Люций) был биографом мудреца.

Если эта история жизни начинает звучать как-то знакомо, то это потому, что из реальной  исторической личности Аполлония путём обмана был создан выдуманный Иисус. До сегодняшнего дня всё ещё не добыто ни одного исторического доказательства, подтверждающего, что человек по имени Иисус Христос когда-либо существовал. Все в Риме знали об Аполлонии, и, если бы другой чудотворец жил в тот же самый период времени, это было бы замечено и записано. Римские императоры искали таких людей с удивительной репутацией. Аполлоний давал советы не менее чем пяти императорам, поимённо: Нерону, Веспасиану, Титу, Домицию и Нерве. Первообраз, из которого была создана фигура Иисуса, — на самом деле Аполлоний, а не исторический Иисус.

В триста двадцать пятом году нашей эры образ Иисуса был изобретён Никейским Собором, и именно в это время христианство было официально создано и утверждено государством. Промежуток между первым веком и триста двадцать пятым годом был известен как «время пришествия Христа», а Христос — это титул, означающий «помазанник». В течение первых трёх веков были только разговоры о «пришествии Христа». Имя и подразумеваемые деяния так называемого «Иисуса» не были определены до Никейского Собора.

The_Philosopher_Apollonius_of_Tyana_-_Archaeological_Museum_of_Herakleion

Христианство – почти точная копия шестнадцати предшествующих религий, бывших уже весьма древними к тому времени. Прежде всего, это культ кельтского Бога солнца Эсуса (в латинизированной форме — Иисуса), принятый Римской Церковью в Никее. Представителям всех частей Римской Империи было приказано встретиться на этом Соборе по воле императора Константина, чтобы определить политику Церкви, единое исповедание веры, и основать культ, который заставил бы всех людей подчиниться одному духовному владыке. Принятие этих мер разом увеличило бы могущество Церкви, а также обеспечило бы преданность народных масс и почитание ими личности Императора, которому приписывалось божественное могущество. Проведение в жизнь этой стратегии должно было принести огромную пользу и Церкви и Государству, и позволить Императору переплавить в единое целое народы разных стран и культур, входившие в Империю.

После этого Собора, первым деянием Отцов Церкви было сожжение всех рукописей, которые они смогли найти, в особенности тех, принадлежавших к первым трём векам нашей эры, в которых Аполлоний почитался как духовный вождь первого столетия.  По этой причине также приказано было сжечь древние библиотеки, включая знаменитую и незаменимую Александрийскую Библиотеку. Позже стало известно, что главный библиотекарь Александрии был вовремя предупреждён о заговоре, тайно унёс некоторые из наиболее ценных рукописей и, чтобы спасти их, отправил в Аравию. Недавно, в XX веке, когда Свитки Мёртвого Моря (известны также как Кумранские рукописипримечание переводчика) были найдены, израильское правительство незамедлительно объявило их своей собственностью, чтобы скрыть их от глаз всего мира.

Книга, озаглавленная «Жизнь Аполлония», написанная историком Филостратом в начале четвёртого столетия, не переиздавалась до 1501 года нашей эры. Её первый английский перевод стал доступен только в 1680 году. Через тринадцать лет английский перевод Чарльза Блаунта был осуждён Церковью, и дальнейшая его публикация была запрещена.  В 1809 году Эдвард Бервик сделал новый английский перевод, после чего Церковь конфисковала и сожгла книгу так быстро, что к 1907 году ни одной копии не было найдено.

Не ранее 1582 года Папа Григорий XIII изобрёл календарь «нового стиля», принятый Англией и Америкой в 1752 году.  Григорианский календарь официально навязывал политическое и социальное господство христианства, «Христианскую эру», называя дату рождения Иисуса первым годом Anno Domini, «годом нашего Господа».

Проще говоря, христианство – это религия, разработанная правящей элитой специально для управления массами во всём мире. На протяжении веков,  любое религиозное установление, каким-либо образом противостоявшее этой идее, уничтожалось. По этой причине религии мистерий были подавлены, а посвящения в древние или эзотерические Таинства  были запрещены, так что ни одно религиозное учреждение, культ или практика, не могло существовать, если оно уводило людей из Римской Государственной Церкви. Язычники стали первой мишенью, так как их свободно мыслящим умам была чужда приверженность явно государственной и идолопоклоннической церкви, чьё учение предназначалось, в основном, для необразованной толпы. Такие умы не могли подчиняться государственному или наёмному жречеству.

Для Аполлония религия была не только верой, она была наукой. Для него внешние проявления вещей были только постоянно меняющейся видимостью; культы и обряды, религии и верования были едины для него,  если за ними стояли благие духи.

Большая часть записанных чудес Аполлония – это случаи пророчества или ясновидения (в будущем, прошлом, и настоящем), яснослышания, излечивания недужных, исцеления душевнобольных и одержимых.

Как и во всех великих языческих религиях, почитаемый им Бог всегда назывался «Солнцем», то есть – повелителем нашего мира и подобных ему миров, чей прославленный символ – Око Дня.

Аполлоний дожил до преклонного возраста девяноста восьми лет, и был человеком с сильным телом и крепким здоровьем. Самым выдающимся из его последователей был Музоний, которого считали величайшим философом после его учителя. В отличие от своего выдуманного аналога, Аполлоний гордился своей смелостью, и, хотя не был жестоким или воинственным человеком, считал Закон Природы Законом Бога, а потому не был проповедником кастрирующего философского учения о «подставлении другой щеки» и «любви к врагам своим». Услышав, что Тит завоевал Иерусалим, он немедленно послал ему хвалебное письмо, на которое Тит ответил уважаемому мудрецу: «Я завоевал Иерусалим, но ты завоевал меня».

В своих странствиях Аполлоний сделал особую остановку, чтобы провести ночь в могиле Ахиллеса и пообщаться с духом этого легендарного воина. Он также реставрировал и установил статую и часовню Паламеда, героя Троянской войны. Во время посещения Фермопил, места знаменитой битвы царя Леонида и трёхсот спартанцев, Аполлоний услышал, как его ученики спорят, какая гора – высочайшая в Греции. Он подозвал их к себе и сказал: «Эта гора – высочайшая в Греции, потому что те, кто умер здесь, вознесли её даже выше Олимпа».

Белый и пушистый принцип «Мир на Земле – Добрая Воля Людей» — одна из самых блестящих и пустых фальшивок, когда либо придуманных и произнесённых христианской Церковью. Они, конечно, ожидали слишком многого, когда  предположили, что в просвещённую эпоху люди продолжат верить в выдумку, в которую верили в Тёмные века. Никогда не было холокоста, который мог бы сравниться с тысячей чёрных лет бессмысленных мучений и смерти, известных как Святая Инквизиция. Во имя религии было пролито больше крови, чем во всех светских войнах в истории человечества, вместе взятых. Буквально, реки крови были пролиты во имя выдуманного Иисуса, из-за жадного желания власти и наживы. И до сих пор ни одна капля крови не была пролита во имя настоящего чудотворца, Аполлония.

            «Закон», говорил Аполлоний, «обязывает нас умирать за свободу, а Природой нам предписано умирать за наших родителей, наших друзей или наших детей. Все люди связаны этими долгами. Но ещё более высокая обязанность возложена на мудреца; он должен умирать за свои принципы, ведь истина, которую он хранит, дороже жизни. Это не закон возлагает этот выбор на него, это не Природа, этосила и храбрость его собственной души. Хотя огонь и меч угрожают ему, они не одолеют его решения и не принудят его к малейшей лжи; он будет хранить тайны других жизней и всё, что было доверено его чести, так же неукоснительно, как тайны посвящения».


[1]    Универсализм — дословно «вселенскость» (примечание переводчика).

Реклама
Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s