Приневский край в описаниях античных ученых

/из книги Е. Л. Александровой «»Санкт-Петербургская губерния. Историческое прошлое/

В то время, когда на юге Средиземного моря развивалась одна из наиболее древ­них в истории человечества цивилизаций —египетская[1] (Ш-1 тысячелетия до н.э.), по берегам Балтийского моря (на террито­риях современных скандинавских стран, Северо-Запада России и Карелии) уже жили, как отмечалось выше, первые посе­ленцы энеолита — медно-каменного века[2].

Сведения об этих северных землях Восточной Европы и Балтийском море у египетских авторов, являвшихся их со­временниками, были очень нечёткими. Египтяне представляли себе Европу как неведомую страну, откуда приходят раз­бойники, а её северную часть — как роди­ну ценного янтаря, попадавшего в страну через Британию. Однако влияние египет­ской и северной цивилизаций друг на дру­га несомненно. Тип египетской «ладьи Хе­опса» (около XXVI в. до н.э.) длиной более 43 м и шириной около 6 м (с 40 вёслами), изображённой на рельефе в Гизе, был лю­бим северянами спустя тысячи лет.

В середине II тысячелетия до н.э., воз­можно, отсюда, с севера, с берегов Бал­тийского моря5, как сообщают документы XVIII в. египетской династии (1580-1314 гг. до н.э.), на Средиземноморье напали «люди с островов в середине моря» — «ханебу»[3]. Они смели Хеттскую державу, захватили Кипр и через Сирию и Палестину[4] двинулись в Еги­пет. Фараонам пришлось отбивать одно за другим нашествия этих северных народов, прекрасно владевших оружием. Египет­ские источники упоминают среди них, по крайней мере, два протославянских: турсы или турша[5] (возможно, тиррены — предки этрусков)[6], обитавшие в то время в Причерноморье и близ румынского поселения Тэр-терия (где в начале 1960-х гг. были найдены глиняные таблички, относящиеся к V тыся­челетию до н.э.), и шакалеша (одни учёные считают их троянцами, предками римлян, другие — праславянами, исходя из того, что их название родственно с «сакалиба» (свет­ловолосые, как в У1-1Х вв. н.э. арабы назы­вали славян)[7]. Отсюда же с севера пришло в Средиземноморье индоевропейское племя высокорослых расенов (газпа), поразивших местных жителей своей свирепостью. Они, как и турсы, и светловолосые шакалеша, упоминаются в «Гимне победы», «Поэме Пентауэра» и других египетских памятни­ках ХХ-ХУШ династий. Эти пришедшие с севера «народы моря» с едиными языком и религией, одним типом кораблей, запё­чатлённых на стенах фиванских гробниц и египетских храмов, исчезли так же внезап­но, как и появились. Часть разгромленных египтянами северян осела в Причерно­морье, и их впоследствии персы называли саками, греки — скифами, а сами они себя называли сколотами (корень «sk» остался во всех названиях этого племени), другая их часть — илиуна — основала на южных берегах Геллеспонта (Дарданелл) город Или­он (Трою), ещё одна часть через Персию и Иран двинулась, неся с собой свою рели­гию и язык — санскрит на восток з Индию, где, согласно «Ведам» и «Авесте», в доли­нах Гиндукуша создала единую арийскую общность. Но эти упоминания северных народов были очень неясными.

Более чёткие сведения о европейских странах появляются только у античных ав­торов. По представлениям греческого учё­ного Геродота Галикарнасского (485-425 гг. до н.э.), «севернее скифов жили невры[8] и самые северные народы гипербореи» -«живущие за бореем (севером — Е.А.)». По слухам, они считались волшебниками и на зиму превращались в волков. Однако Геро­дот благоразумно заявляет, что он «не верит таким рассказам о волкообращении». Со­седями невров с юга были энеты и сколоты[9], а с севера — андрофаги (людоеды, Андрофагов связывают с днепро-двинской архео­логической культурой). Сколо­ты в начале I тысячелетия до н.э. жили в больших домах, рассчитанных на семью из 20-30 человек с очагом посредине, называв­шимся огнищем. Несколько жилищ образо­вывали посёлок, который, как и поселения более ранних эпох, не обносился стенами. Среди вождей этого племени Геродот назы­вал Таргитая и Радигоща, прославившихся в войнах бронзового века (П-1 тысячеле­тия до н.э.), и Сварога — богатыря-кузнеца, научившего людей добывать железо из бо­лотной руды и обрабатывать его (VIII в. до н.э.). Время расцвета культуры сколотое, объединившихся для защиты от врагов в союз с соседними (также праславянскими) племенами, приходится на 1У-У вв. до н.э. -«золотой век» Эллады. Северные соседи невров — андрофаги — отличались диким нравом, они не знали законов, вели коче­вой образ жизни, носили одежду, похожую на скифскую, имели свой язык. К северу от всех этих племён лежали «необитаемые от холода пустыни», где бывают морозы и снег, о котором Геродот писал: «Что касает­ся перьев, которыми, по словам скифов, на­полнен воздух и благодаря которым нельзя видеть ни дальше по материку, ни пройти, то вот моё мнение о них: выше занимающей нас страны идёт снег. Летом, впрочем, мень­ше, нежели зимой. К северу от скифов и сав-роматов (живущих восточнее причерномор­ских скифов) местность богата лесом. Там живут будины, народ с рыжими волосами и голубыми глазами. Будины многочисленны, ведут кочевой образ жизни и употребляют в пищу сосновые шишки»[10].

Они, как и сколоты, научились добы­вать руду на болотах и выплавлять железо в небольших количествах только к середине I тысячелетия до н.э. (согласно карельско­му эпосу «Калевала», создание которо­го относится к этому времени, первым из северных людей стал выплавлять железо Ильмаринен из далёкого «края синих озёр и белых берёз»). Большинство орудий они мастерили из камня, кости и рога. Часто для отпора врагам будины (прафинны) объеди­нялись с неврами, ставили тесными груп­пами свои укреплённые городища рядом с градами невров (праславян). Так сверши­лось взаимопроникновение праславянской (милоградской) и финской (юхновской) культур. Геродот повествует также о вене­дах (также праславянах), живущих по реке Эридан и добывающих янтарь. Этот народ был известен грекам уже с VII в. до н.э., ког­да их под именем энетов воспевал в своих стихах Гесиод, а современник Геродота Со­фокл рассказывал о живших на Северном (Балтийском) море индах, земли которых богаты янтарём. На географических картах, представляющих Скифию по Геродоту, рядом с неврами и андрофагами (восточнее их) — «больше в восточном направлении жи­вут фиссагеты (от Оки на восток), народ осо­бый и многолюдный; средства к жизни они добывают охотой», и йирки (от Верхнего Поволжья до Урала[11]) — финноязычные племена. От Геродота также стало известно, что греческие города на Чёрном море торговали со странами далёкого севера, до которого по Днепру надо было плыть 40 дней. Таким образом, во времена, отдалённые от нашего тысячелетиями, мы видим указания на связь городов Причерноморья и Средиземномо­рья с народами, жившими у Ледовитого и Балтийского морей, причём торговый путь, описанный Геродотом, совпадает с тем, ко­торый через полторы тысячи лет опишет в своей летописи Нестор и назовёт путём «из варяг в греки».

Первым, кто узнал об этих северных землях не по рассказам, а увидел их своими глазами, был греческий мореплаватель Пифей из Массалии (совр. Марсель). Его экс­педиция, очевидно, профинансированная греческими купцами, заинтересованными в нахождении пути к островам олова (Касситеридам) и янтаря (Электридам), располо­женным, по их представлениям, в северных морях, относится ко времени между 350 и 320 гг. до н.э[12]. Корабли Пифея прошли Ге­ракловы Столбы (Гибралтарский пролив), захваченные и охраняемые в то время кар­фагенянами (некоторые исследователи счи­тают, что путь Пифея к северным островам частично проходил по суше). После того, как Пифей побывал на Британских островах, Касситеридах и острове Туле[13], где «солнце не садится несколько месяцев», он добрал­ся до устья реки Эридан27[14]. Здесь находился остров Абалус[15](«Янтарный остров»), на берег которого волны моря выбрасывали мно­го янтаря. Дойдя до Ютландского полуо­строва, Пифей оказался около Скандинавии, включающей острова Скандию, Думну[16], Берги и самый большой среди них Берри-ки, откуда плавают к Туле. Сведения, полу­ченные Пифеем, нашли отражение в карте мира, составленной по описаниям Платона (428-377 гг. до н.э.) и Аристотеля (384-322 гг. до н.э.). На ней в отличие от предшество­вавших уже появляется северная граница Евроазиатского материка, а сказочный на­род, живший в Гиперборее, уже отодвинут к Арктическому кругу, у которого появляется заселённый им остров. Еще больше сведе­ний о северных странах содержит «Геогра­фия» Эратосфена Киренского (284-194 гг. до н.э.) — разностороннего учёного, бывшего при Птолемее III хранителем знаменитой Александрийской библиотеки. На картах, представляющих Вселенную по Эратосфену, появляются в Северном океане острова Туле и Балтия.

У древнегреческого историка Диодора Сицилийского (91-20 гг. до н.э.), автора фраг­ментарно сохранившейся «Исторической библиотеки», также упоминается северный народ гиперборейцев, причём автор под­чёркивает, что «в давние времена жители Гипербореи были близки по языку и обы­чаям эллинам», и, очевидно, оба этих род­ственных народа жили некогда вместе в се­верных широтах, а затем предки эллинов во Н-1 тысячелетиях до н.э. мигрировали на юг, поглощая на своём пути таких же пришлых

(но за тысячелетие до них) завоевателей, основавших эгейскую и минойскую куль­туры. Однако Диодор не уточняет сведения о северной стране, которая уже за несколько веков до него, во времена Геродота, стала объектом легенд. Но спустя полтора тысяче­летия на изданной в 1569 г. карте одного из известнейших картографов XVI в. Герхарда Меркатора (1512-1594), опиравшегося в своих работах на древние источники, Гиперборея изображена как огромный материк вокруг Северного полюса, в центре которого стоит высокая гора Меру, часто упоминавшаяся в мифах различных народов[17]. По доарийским и древнеарийским представлениям, а также согласно близкой к ним религии Бон[18] и более поздним тибетским мифам (базирующим­ся на буддизме), на этой горе, окружённой семью небесами, пребывали небожители и царил «золотой век», а вокруг неё (как миро­вой оси) вращались созвездия обеих Медве­диц, Солнце, Луна и планеты. Гиперборея на этой карте, как и на её повторении (карта Рудольфа Меркатора 1595 г.), представлена довольно подробно в виде архипелага из че­тырёх огромных островов, отделённых друг от друга полноводными реками, а на послед­ней помимо Гипербореи подробно выписа­ны северные побережья Евразии и Америки, причём указан пролив между Азией и Аме­рикой, открытый в 1648 г., то есть через пол­столетия после издания карты.

Древнее прибалтийское население (фин­ны) развивалось в это время в сфере восточ­ноевропейских отношений без заметного соприкосновения с населением стран по дру­гую сторону Балтийского моря. Экономи­ческие и культурные влияния «притекали» в их среду — общество оседлых охотников, рыболовов, немного земледельцев, немного скотоводов, живших ещё родоплеменным бытом, — из далёкой Греции, с Эгейско-Черноморского юга по путям, огибающим с востока Карпаты через целый ряд посред­ников. К северу от Чёрного моря в степной полосе обитали скифы и родственное им население, говорившее на языках иранской группы. Далее, уже в лесной полосе, между Карпатами, Верхним Повислиньем и Сред­ним Поднепровьем, обитали древние сла­вяне, по языку не очень далёкие от скифов. Ещё севернее, уже вблизи Балтийского моря, жили литво-латыши, по языку родственные славянам и отличавшиеся высоким уровнем развития земледелия и скотоводства. Они были южными соседями древних прибал­тийских финнов, из литво-латышской речи заимствовавших многие слова, относящие­ся к земледелию, скотоводству, постройке жилищ, пище, одежде, религии и т.п.

Незадолго до нашей эры в Европе воз­высилось и окрепло Римское государство. Политическое влияние Рима простиралось на север до Британии, Рейна, Карпат, а эко­номическое и культурное — ещё дальше. В сферу этого влияния оказались вовлечённы­ми жители Северного и Балтийского морей. Дошло оно и до прибалтийских финнов. По­средниками в передаче римского влияния на прибалтийско-финский север оказались древние германцы — языковые предки нем­цев, англичан, датчан, шведов, норвежцев. Они были соседями с населением Римской империи, а от древних прибалтийских фин­нов их отделяло неширокое Балтийское море. Германцы стали играть для финнов ту же роль, какую раньше играли литво-латыши. Они даже основали на восточном побережье Балтийского моря ряд колоний, одну из них -около современного Турку (Аbо). Лингвисты уже давно вскрыли в прибалтийско-финской речи пласт слов не только литво-латышского, но и древнегерманского происхождения. Сло­ва этого пласта относятся к тем же областям, что и литво-латышские, а также к мореход­ству, торговле, военному делу и вооружению, т.е. к развивавшимся с началом железного века на севере военно-демократическим по­рядкам. Влияние Рима имело следствием

громадное оживление торговли везде, куда проникало. Оживление торговли было свя­зано с освоением новых территорий. Снача­ла туда ездили в сезонном порядке, в еже­годные экспедиции за пушниной и другими вещами, представлявшими ценность. В пун­ктах, удобных для организации промыслов и торговли, с течением времени возникали поселения. Постепенно на освоенных зем­лях формировались целые новые племена. Именно так обживались территории совре­менных Карельского перешейка, Финляндии и Карелии. В самом начале н.э. на юго-западе современной Финляндии около Турку сфор­мировалось племя soomi (позднее suomi), а невдалеке, у группы крупных озёр, племя hames (позднее hameh, hame), которое в более поздних русских летописях выступает под названием емь или ямь.

Римские историки и географы, следуя традиции своих предшественников — антич­ных греков, перечисляют народы, живущие севернее скифов. Согласно «Географии» Страбона (64 до н. э. — 20 н.э.), севернее скифов жили роксоланы и сарматы-аорсы, владевшие большей частью Каспийского моря. Скифский север нашёл отражение в карте Вселенной и поясняющих её работах Помпония Мелы (43 г. н.э.) «Хорография»[19] и «De suti Orbis» («О положении Земли»), знав­шего о северных землях гораздо больше сво­их предшественников и указавшего остров Скандинавию. В начале II в. Тацит пишет о севере Европы — Германии, что она «по­крыта дикими лесами или же обезображена болотами, но есть и плодородные районы». О северных племенах Тацит говорит неясно, указывая, что «они защищены реками и ле­сами». Германцы «являлись туземцами и с другими народами не смешивались». Люди, которые плавали на восток к Балтийскому морю и на север к Норвегии, рассказывали об океане, свернувшемся, как молоко, и об огромных бородатых морских чудовищах с белыми клыками. Тацит упоминает пред­ков славян — венедов, сомневаясь, правда, в их происхождении: «отнести ли венедов к германцам или сарматам, не знаю». Он отмечает, что «венеды многое усвоили от певкинов-бастарнов и роксоланов, близких германцам и сарматам, ведь они обходят раз­бойничьими шайками все леса и горы между певкинами и феннами». О финнах («фен-нах») он пишет, что «не имея ни домов, ни коней, ни оружия, питаясь травами, одева­ясь звериными кожами, они укрывались от непогоды под сплетёнными ветвями». Он сообщает, что «они (венеды-славяне — Е.А.) переняли многое из их (финнов) нравов… ибо ради грабежа рыщут по горам». Тацит также упоминает сильный гребной флот, принадлежащий свионам, обитавшим север­нее всех германских народов, среди самого океана. Балтику он именует Свебским мо­рем по имени южных соседей свионов — све-бов (швабов), хорошо известных римлянам. Восточные их соседи делились на «готонов» (родственников готов) — на западе, и эстиев (предков пруссов и других балтийских на­родов) — на востоке. За Свебией Тацит поме­щал уже упоминавшихся венедов, к северу от которых жили «фенны». В 60-80 г. н.э. через земли свебов прошёл «янтарный путь» (дли­ной около 880 км), соединивший Римскую империю с Балтикой. По нему в I—IV вв. н.э. римские товары достигали Балтийского моря от Дании до Финляндии в обмен на янтарь. Изделия римлян (посуда, украшения) и мо­неты широко представлены в балтийских кладах «римского времени». Тацит подробно описывает южных соседей венедов — сарма­тов, а затем роксоланов и аланов, которые к началу нашей эры сменили в причерномор­ских степях скифов, живших здесь во вре­мена Геродота. Говорит он и о северных соседях венедов — балтийских племенах эстов: «Эстии почитают матерей-богинь, разводят хлебные злаки и собирают на морском побе­режье янтарь». Эстии-балты жили вдали (в I тысячелетии до н.э. они жили в бассейнах Западной Двины и Немана) от цивилизаций древнего мира, поэтому о них античные ав­торы узнали ещё позже, чем о венедах, сколотах и германцах. Главным занятием их было скотоводство, а также земледелие, охота и рыболовство. Земли, скот и жилища принад­лежали роду, богатая верхушка которого ещё не выделилась. Тацит первым из античных авторов упоминает о письменности северных народов — рунах51[20], общегерманских, датских, шведско-норвежских, затем к ним добави­лись англосаксонские. То, что более ранние авторы о них ничего не сообщают, может свидетельствовать о том, что их содержали в тайне соплеменники, и в это тайное письмо не посвящались посторонние. О древнем происхождении рунической письменности свидетельствует то, что название многих рун восходит к ледниковому периоду.

В «Естественной истории» Плиния (I в. н.э.) есть упоминание о Прибалтике, четыре реки которой «впадают в Венедский залив, около которого живут венеды, галинды, гитоны и финны»[21]. Он неопределённо опи­сывает берега Балтики, причём само море принимается за часть океана, а Скандинавия за остров[22]. Море называется Свевским или «Мёртвым»[23] и тянется до какого-то мыса (имеется ли в виду Балтийское море, не за­мерзающее и без приливов, или просто автор разделял старую идею о каком-то непод­вижном море, неясно), где добывают янтарь. На юг и на восток от балтийцев в среднем течении Вистулы (Вислы) в обширном райо­не рощ и холмов обитают венеты, или вене­ды (славяне) — «разбойники вроде сарматов, но не проводящие, в отличие от последних, свою жизнь на конях или телегах». Даль­ше живут «фенны, очень бедные и дикие, употребляющие стрелы с костяными наконечниками и спящие в шатрах» (возможно, здесь имеются в виду обитатели Финляндии, хотя один поздний автор говорит примерно то же о лапландцах, которых он называет скритифиннами или «ходящими на лыжах финнами»)56. Перечень этот кончается на­родами, у которых человеческие головы по­сажены на тела животных. В Свевском море упоминаются острова (среди них Скандина­вия не указана), на которых живут сильные племена свионов (шведов). Всеми этими на­родами правит один царь, и у них имеется флотилия вёсельных галер необычной фор­мы. Свионы переправляются к своим сороди­чам — готам, от которых торговцы янтарём и узнали о свионах, причём на родине послед­них найдены римские монеты и изделия. За землёй свионов находится море тихое, почти неподвижное, и последние лучи заходящего солнца видны здесь до нового восхода солн­ца. Свионы являются предшественниками будущих викингов, а также германских пи­ратов, совершающих набеги на Галлию. Со­гласно Плинию, побережье Свевского моря поворачивает на север постепенно, а в райо­не Финского залива (на карте находящегося слишком далеко на севере, на одной линии с Тулой) начинается уже неведомая земля.

Более правильно представляли себе по­бережье Балтийского моря, открытого на­родами Средиземноморья в 65-67 гг. н.э.58, последователи Плиния — Марин Тирский (жил во время Нерона, правившего Римом в 54-68 гг.) и живший в Александрии гре­ческий географ, геометр, астроном и физик Клавдий Птолемей (90-168 гг. н.э.). Птоле­мей, развивая идеи Плиния и других ав­торов, дал в своём обстоятельном труде по математической географии и картографии «География», состоящем из 8 книг и став­шем основой для землеописания и составле­ния карт в период средневековья, вплоть до XVII в., подробную картину заселения к се­редине II в. н.э. земель от Балтики (Сармат­ского океана) до Дона (Танаиса) и Чёрного моря. Следуя греческой традиции, устано

вившейся ещё до начала нашей эры, он на­зывает племена, живущие между Балтикой и Карпатами, суобенами[24], что в вольном переводе означает «охотники на кабанов»[25], а «побережье океана у Венедского залива занимают вельты, выше их — оссии, затем -самые северные- карбоны, восточнее их-кареоты (возможно, будущие карелы — Е.А.) и салы, ниже этих — гелоны, гипподы и меланхлены, ниже их — агафирсы, затем аорсы и пагириты, ниже их — авары и боруски до Рипейских гор…»[26]. Народ, добывающий янтарь, не упоминается.

На картах, представляющих мир по Птолемею, на побережье Балтийского моря, которое он ошибочно ведёт прямо на восток, с уверенностью нельзя опознать ни одной реки. На более поздней карте мира, изданной Баслером в 1545 г. на основе «Географии» Птолемея, на севере евроа­зиатского континента далеко на север вы­даётся «неведомая земля». Жители побере­жий Балтийского моря — эсты, обшаривают море и собирают в мелководных местах на берегу янтарь. В заливе Кодан расположен самый большой и плодородный остров Скандинавия: «.. .за Сарматским разливом лежит огромный остров, который называ­ют Скандия или Эритрий. И это есть леген­дарная страна наших предков гипербореев («северян»), горнило народов, кузница на­родов мира. Там с Рифейских гор исходят великие реки и вдоль их славнейшие в мире луга с бесчисленными стадами скота. Там плодородные поля среди великих ле­сов, и нигде земля не даёт больших урожа­ев. Отсюда волею Деметры распространи­лось умение обрабатывать землю, а волею Гефеста — умение ковать металл»65. Центр Рифейских гор — примерно на 55 градусе широты, долгота — та же, что у гор Таври­ды66. Географические координаты, данные Птолемеем, совпадают с Центральной и Северо-Западной Россией, в которой в это время наступил железный век (середина I тысячелетия до н.э. — VII в. н.э.).

Таким образом, только при римлянах географический кругозор древних расши­рился до Балтийского моря, о существова­нии которого греки даже не знали. Ни у кого из античных авторов, включая Страбона и Помпония Мелу, нет мало-мальски надёж­ного указания на Балтийское море. Только при Нероне южная часть этого моря попада­ет в поле зрения греков и римлян.

В период поздней Империи знания зна­чительно расширились благодаря развитию торговли в направлении к Балтийскому морю. Римский писатель III в. н.э. Солин сообщал о северных землях: «…богом про­клятая часть света, самой природой погру­женная в вечную тьму, она полна золота и самоцветов, но грифы, самые свирепые птицы, владеют здесь всем»67. У Иеронима (348-420 гг. н.э.) о ней говорится, что там имеются золотые горы, недоступные человеку из-за грифов, драконов и чудовищ. Здесь же, на Скандинавском «острове» — Скандзе («Зкапеу»- «прекрасный остров» — перво­начальное название на англо-саксонском и древнем языке Скандинавии), располагалась древняя родина готов. Маркиан из Гераклеи Понтийской (Южное Причерноморье) око­ло 400 г. н.э. описал северные земли: «За устьем Вистулы (Висла, появляющаяся уже у Помпония Мелы — Е. А.) следуют устья рек Хрона (Немана) и Рудона (Двины). Эти реки изливаются в Вендский залив, который на­чинается от реки Вистулы. За рекой Рудоном находится устье Турунта (Нарвы или Луги), а за Турунтом следует река Хесин и её устье (Нева). За рекой Хесин находится Гипербо­рейский (Северный) океан, принадлежащий к неизвестной Гиперборейской земле. По реке Хесину живут агафирсы, народ Евро­пейской Сарматии. Реки Хесин и Турунт текут с гор Рип, лежащих внутри материка между Меотийским озером (Азовским мо­рем) и Сарматским океаном (Балтийским морем). По Геродоту, из области реки Хесин пришли на Делос северянки во главе с Лао-дикой. Вероятно, под рекой Хесин подразу­мевалась водная система от Невы до Меты или Ловати68. Римские монеты I—IV вв. н.э. находят на побережье Балтийского моря и на территории Ленинградской области69.

У знаменитого государственного дея­теля Остготского государства Кассиодора (480-575 гг. н.э.) остров Скандза- «куз­ница народов», «улей», от которого от­делились, как вылетевшие из улья пчёлы, племена готов. Ему известно птолемеево описание этого острова, но он добавляет новые сведения: о мирных с мягким ха­рактером финнах, склавенах, или славах (венедах предшествующих авторов), те­перь широко расселённых в Карпатах, на Днестре и Днепре (обе реки названы ана­логично современным). Таким образом, уже «в раннем средневековье венедов счи­тали предками славян и отождествляли с теми славянами, которые остались на cвоем месте, не принимая участия в миграци­онных потоках на юг». Византийский историк Прокопий Кессарийский (VI в. н.э.) в своём труде «Война с готами» (553 г.) сообщает, что остров Скандза — это Туле античных ав­торов, по размерам в 10 раз превосходя­щая Британию, но находящаяся далеко на севере от последней, большая часть её пустует, а на юге живут 13 племён. Среди них он говорит о венедах, славянах и антах (великанах, родичах этрусков), которые «не управляются одним челове­ком, а издревле живут в народоправстве (демократии)». Его современник, гот­ский[27] историк VI в. н.э. епископ Иордан [28] в «Гетике» (551 г.) упоминает племена склавинов, живших от Балтики до Дне­стра, а от Днестра до Днепра — родствен­ных им антов. Под Скандзой он понимал не только современный Скандинавский полуостров, но и нынешнюю Финлян­дию, Карелию и Кольский полуостров. Этот гигантский остров (а он был остро­вом) с площадью более 1,5 тысяч кв. км отчётливо выделяется на геологической карте выходами докембрийских пород и носит название Балтийского щита. Далее он пишет, что «Скандза имеет с востока обширнейшее, углублённое в земной круг озеро, откуда река Ваги, волнуясь, извер­гается в океан»76 (под озером исследова­тели склонны понимать Ладогу). Иордан, описывая деяния готского царя (короля) Германариха (265-375 гг. н.э., Яромира древнерусского эпоса и Ярмерия герман­ского эпоса, записанного в Х1-ХН вв.), добившегося в 351-376 гг. власти почти над всеми народами, жившими от Чёр­ного до Балтийского морей, сообщает, что он покорил «великое число северных народов»[29], среди которых перечисляются thiudi/thiodos (чудь), vasi/vas (весь)[30], meren/merens (меря) и mordien  (мордва). Готы, как явствует из их легенд и пре­даний, были выходцами из Скандинавии и относились к германским племенам. Иордан пишет, что готы и гепиды пере­селились на трёх кораблях из «Скандзы», причём один из кораблей пристал позднее других и дал название племени гепидов, означающее на языке готов «ленивый» (§ерашл)80. Переселенцев-готов привёл их король Бериг[31], после которого в середи­не II в. н.э. правил Гардарик, а затем его сын Филимер (Велимир русского эпоса). Позже эти племена, некогда обитавшие на берегах Балтики, спустились по Днепру «путём из варяг в греки» (которым позднее явились Рюриковичи «со всей русью»), подчинили припонтийские племена (около 260 г.) и начали нападать на Византию. Они покорили венедов- отдельные пле­мена славян[32], в III в. н.э. пришли из При­балтики в Центральную Европу и осели в Подунавье (до V в.). Могущественное, хоть и лоскутное, государство готов (со столи­цей на Днепре, в районе совр. Киева)[33] про­существовало недолго (около полувека), но относительно спокойно, что позволило Германариху дожить в мире, восседая на троне до глубокой старости (ПО лет)6. Его державу в 375 г. завоевали гунны[34], дви­жение которых на запад в 370-е гг. дало толчок к Великому переселению народов, связанному с сильными похолоданием и увлажнением климата в 1У-УП вв. н.э., на­блюдавшимися по всей Европе, а особенно на севере. Наибольшего территориального расширения и мощи гуннский союз достиг при Аттиле (Этцеле северных саг, правил в 434-453 гг.), после смерти которого гун­ны в 454 г. были разгромлены в Паннонии и вернулись в Причерноморье, где союз их и распался. Инициатива в Европе перешла к готам, вандалам и ругам. В 455 г. вандалы во главе с вождём Гензерихом захватили и разграбили Рим. Через два десятилетия, в 476 г., германцы, ведомые Одоакром (то ли ругом-русоном, то ли герулом), низложили последнего римского императора. Запад­ная Римская империя, а значит и античный мир, перестали существовать. В Европе на­чалось Средневековье[35]. Полный загадок средневековый период русской истории, по предположению ряда учёных, связан именно с ленинградскими (петербургскими) землями. Этот начальный, самый неизученный, период касается «ты­сячелетней загадки» Руси — первых русских (варяжских[36]) князей и места их обитания, таинственного острова Рус, древнего «боло­тистого острова посреди озера», заселённо­го руссами, давшего впоследствии название государству. Согласно точке зрения истори­ков конца XIX в., он находился около Ладо­ги91, по мнению современных исследовате­лей — есть две версии: или в низовьях реки Волхов (с центром в Старой Ладоге)92, где поныне сохранились названия деревень со словом «остров» (Ивановский Остров, Вындин Остров, Весь на Острове, Княж Остров,

Остров и т.д.), или на Карельском перешейке (между Невой и Вуоксой или современным Сайменским каналом). Это подтверждают, по крайней мере, две шведские карты XVII в. На одной из них (карта северных земель Ф. Клювера 1616 г.) эти земли представлены в виде острова, а на других (карты Швеции и Фин­ляндии 1662 и 1680 гг.) территории севернее Невы обозначены топонимом «Rus», сохра­нившимся, по-видимому, с древнейших вре­мён — эпохи раннего Средневековья.


[1] Здесь и далее исполь­зуется хронология, принятая в современных учебни­ках истории и восходящая к работам средневековых учёных-богословов XVI в. Жозефа Скалингера (1540-1609) и Дионисия Петавиуса (1583-1652). Однако следует отметить, что в последнее время пред­ложена вызывающая споры новая хронология исто­рических событий, продолжающая традиции, заложенные И. Ньютоном (1643-1727) и Н.А. Мо­розовым (1854-1946).

[2] Согласно ряду книг, изданным в последнее время, история России началась гораздо раньше, чем считалось прежде. Так, 55-40 ты­сяч лет назад людьми посещались области Приильменья и Валдайской возвышенности, а когда позволяли природно-климатические условия, то и Приладожья (следы этих людей 22-13 тысяч лет назад ликвиди­ровало мощное Валдайское оледенение). После от­ступления ледника около 12 тысяч лет назад, на ру­беже позднего палеолита и мезолита, впервые стал заселяться Северо-Запад России от верховий Ловати и Волги , в VI тысячелетии до н.э. на зем­лях будущей России возникли протогорода площадью 250-400 га, а в IV тысячелетии до н.э. стали заселяться окрестности озера Ильмень (Мойско), будущего Нов­города и Старой Руссы; в I тысячелетии возникли го­рода на побережье Балтики, Ботнический залив кото­рой ещё в средневековье русские называли «Каяновым морем», возможно, производя его от библейского Ка­ина. Хаинской или Каинской землёй в XV в. называлась Ингерманландия — терри­тория в районе устья Невы

[3] На южном берегу Швеции до сих пор существуют бухта Хане и город Ханебу. Диалектное произношение названия бухты — Сконе, дало имя скандинавам и впо­следствии полуострову, заселенными ими.

[4]

Египетские источники упоминают расположен­ную в Малой Азии страну Русену , потом­ки жителей которой основали Илион (Трою). После того, как Трою разрушили греки, одна часть русенов ушла в Персию, другая — на восток, основав Парфян­ское царство со столицей в Нисе (вблизи совр. Аш­хабада) и государство Урарту на Кавказе (на терри­тории нынешней Армении), а ешё часть — двинулась на запад, положив начало этрускам на Апеннинском полуострове . Осевшие в устье Тана-иса (Дона, по Птолемею, земли севернее устья Дона назывались Асгарией, и дошедшие до Персии и Средней Азии русены (индоарии) получи­ли название асов (их столица Ниса- Асгард север­ных саг, храмы которой были разрушены в I в. до н.э., когда Один, согласно сагам, двинулся на север), а ушедшие на Кавказ — стали ваннами (на террито­рии Урарту, многие цари этого государства, в V в. до н.э. покорённого Персией, носили имя Руса) и осно­вали рабовладельческое государство — Ванское цар­ство. Затем, согласно скандинавским сагам, в частно­сти «Эдде», из-за убийства ванской богини (очевидно, Кибелы, Великой богини) между асами (иранцами) и ваннами (руссами) вспыхнула война, и асы отступи­ли к северу, создав севернее Чёрного моря «Великую Свитьод» — «Великую Скифию», под которой в древ­ности понималась вся степная полоса Евразии . Их путь отмечен возникновением, обыч­но в устьях рек, городов название которых имеет ко­рень Рус-Ас: Астрахань, Азов, Ростов и т.д

[5] От trux — дикий, свирепый; от этого слова, как предполагают учёные, произошло название этрусков, называвших себя расенами и говоривших на одном из индоевропейских языков.

[6] 9 Этруски появились на Апеннинском полуострове не ранее начала I тысячелетия до н.э. и. Об их северном происхождении сви­детельствует используемый ими календарь, содержа­щий только 10 месяцев (остальные соответствовали полярной ночи). В связи с этим интересно отметить, что, несмотря на три реформы календаря (помпили-анский, юлианский и григорианский), название две­надцатого месяца «декабрь» означает «десятый», что, очевидно, сохранилось от арктического календаря предков этрусков, принесённого ими с их гиперборейской прародины .

[7] Прежде историки считали областью обитания сла­вян Полесье — земли, совершенно непригодные для жилья человека. В настоящее время славянам отво­дят земли от Чёрного моря до Карпат и к северу от них, т.е. территорию Средней Европы между устьями Эльбы и Дона. Затем эти земли от Рейна до Дона за­хватили германцы и «тогда места славянам не оста­лось»

[8] Невров, упоминаемых в русских летописях сре­ди начальных языков-народов как «нарцев еже суть словен», считают праславянами и с ними связывают Нерецкое озеро, Неревский конец в Новгороде и реку Нарву ([2.7], с. 29).

[9] Сколотов, живших в Поднепровье и Карпатах, принято считать также праславянами.

[10] Будины — «люди финского язы­ка», заселяли лесистые земли от Десны до Северско-го Донца

[11] По представлениям Геродота, Рипейские горы -Урал — отделяют север от юга, и за ними лежит Северный Ледовитый океан, который в старину назывался у эллинов Кронидским, у славян — Молочным или Студё­ным, а у арабов — морем Мрака

[12] Годы жизни Пифея (Питеаса из Массалии) неиз­вестны, а самого его греческие и рим­ские географы долгое время считали лжецом, приду­мавшим все виденное в северных землях.

[13] По рассказам Пифея, около Туле — замерзающее море, а сама Туле изобильна и богата поздно созре­вающими плодами, то есть хоть она и лежит в по­лярных широтах, но населена и обладает мягким климатом, очевидно, из-за протекающего рядом тё­плого течения Гольфстрим с его ответвлениями. На роль Туле претендовали Исландия, Скандинавия, Фарерские острова. Римляне 1 в., при­нимая на веру слова Страбона, отождествляли Туле с Шетландскими островами (о. Мейнланд), располо­женными от Британии на расстоянии 150 км. Столи­цей страны Туле был «город Солнца» — Гелиополь, по имени которого впоследствии возникло множество городов-святилищ с таким названием (наиболее из­вестна из них религиозная столица Древнего Египта).

[14] Более поздние историки и географы — Плиний и Страбон, признавали существование Эридана, но не признавали Янтарных островов. Под Эриданом ныне понимают или Эльбу, или Вислу, иногда Неман и За­падную Двину, реже — Неву. До Пифея Геродот  писал: «Я-то ведь не верю в существование реки, называемой Эриданом, которая впадает в Северное море и откуда привозят янтарь. Я не мог ни от одного очевидца узнать подробности об этом море на севере Европы». Значит, Северным мог­ло быть любое море на север от Греции, в том числе и Балтийское, куда впадает самая «янтарная» река. Судя по лексическим основам гидрони­мов Эридан и Родан (его приток), они уходят своими корнями в глубокую древность: в индоевропейских языках корень «дан», означающий «реку», наидрев­нейшего (иранского) происхождения (он встреча­ется в названиях и других рек: Дон, Данапр — «глу­бокая река» (Днепр), Данувий — Дон Ай — «Великая река» (Дунай), Днестр — Дон Истор — «Стремитель­ная река», Донец. Уже в античные времена Эридан назывался иначе. Анало­гичных перечисленным сарматских (иранских) топо­нимов встречается много в окрестностях Киева, на территории Левобережной Украины, Белгородской и Воронежской областей. Иранские черты прослежива­ются и значительно севернее — на территориях сражав­шихся с гуннами готов. Если готы-германцы принес­ли в ареал пшеворской и Черняховской культур свою вельбарскую, то иранская (скифо-сармато-аланская) составляющая черняховской культуры 11-1У вв. чёт­ко прослеживается в погребальных обрядах (трупопо-ложение с северной ориентировкой покойников и по­гребения с подогнутыми и перекрещенными ногами готов-вельбарцев встречаются даже в Южной Сканди­навии.

[15] Другие названия Абалуса — Балтия, Базилия (Цар­ский), Электрида, Глессария (Янтарный), Бапунония (Бобовый). Согласно сочинению Диодора, изданному совместно с трудами Арриана (90 или 95-175, круп­ного римского чиновника, совершившего в 134 г. н.э. путешествие по Понту (Чёрному морю) и написавше­го своё сочинение (периклы) в виде письма к импе­ратору Адриану, «янтарь на этом острове собирают, и жители доставляют его на противоположный бе­рег, откуда его привозят в наши края». Древнегерманское название янтаря [>1е$, перешедшее в латинский (^аезит), звучит в имени Эглы — сестры Фаэтона, превратившейся в тополь, её слезы (тополи­ная смола), согласно мифу, и были янтарём. Сходный сюжет в финском эпосе «Калевала» сле­зы Вяйнямёйнена, попадая в воду, пре­вращались в жемчужины. Абалусом можно назвать остров Рухну, а Эриданом — Западную Двину (римля­не называли её Рудоном). «Остров янтаря», согласно античным источникам, находился в «одном дне пути от реки Эридан». Диодор Сицилийский помешал этот остров к северу от Скифии «за Галлией в океане» ([2.20], II), а Пифей уточнял, что «Остров янтаря» лежит в одном дне пути плавания на парус­нике от отмели моря, называемого Метуонис» (воз­можно, современного устья Эльбы, бывшего до XIII в. заливом, причём единственным на германском побе­режье Северного моря).

[16] Думну и Скандию можно отожде­ствить с современным островом Зеландия. Кимврий Херсонес — древнее название севера Ютландского по­луострова по имени населявших его кимвров — сосе­дей тевтонов.

[17] Интересно отметить, что в водах Северного Ледови­того океана действительно существует подводная гора, практически достигающая ледяного покрова и опу­стившаяся сравнительно недавно.

[18] Религия Бон — древнее мировоззрение тибетского народа, возникшее одновременно с древнеиранской дозороастрийской и зороастрийской религией.

[19] Хорография — эквивалент совр. понятия «геогра­фия».

[20] Рунические надписи (от готского «runa» — тайна) — древние письмена герман­ского народа. Возникли в П-1И вв. н.э., возможно, и раньше (но более ранние надписи, выполненные на де­реве, не сохранились). В древности руны использова­ли в магических целях и им приписывалась волшебная сила. По одной из версий (И. Тейло­ра), руны возникли на основе разновидности грече­ского письма, существовавшей в IV в. до н.э. в При­черноморье, в которое столетие спустя через Скифию пришли готы; по другой (О. Бугге и О. фон Фриссен), они возникли из греческого курсива у готского пле­мени герулов — предшественников викингов, и по тре­тьей, наиболее обоснованной в настоящее время (тео­рии Марстрандера-хоммарстрема), руническое письмо возникло среди южногерманских племён под влияни­ем североиталийских алфавитов. Существовала ешё идея прарун Г. Вирта, связанная с теорией северного нордического происхождения человечества в некой се­верной земле («Арктогее»), и руны — отголосок исчез­нувшей высокоразвитой цивилизации, которая дала и другие письменности (финикийскую, этрусскую и др.). Сначала рунический алфавит содержал 24 знака. Позднее в скандинавских странах был создан упрощённый рунический алфавит из 16 знаков. В ста­ринных надписях текст располагался на горизонталь­ных или вертикальных прямых полосах, к которым с IX в. начали приделывать «хвост» и «голову» так, что он превращался в «рунического змея» (который распо­лагался по контуру камня, где был записан). Впервые интерес к руническим камням как специфическому явлению культурной жизни скандинавского средневе­ковья возник в XVI в. Сведения о Руси в рунической литературе очень бедны.

[21] Славянские, германские и фин­ские племена

[22] Много позднее известный фран­цузский учёный-географ и революционер XVIII в. Жан Элизе Реклю писал: «Было время, когда обшир­ное море покрывало всю Финляндию от нынешне­го Балтийского моря до Ледовитого океана и лишь Скандинавия вырастала из него огромным островом».

[23] Мертвым называли море и германцы, скандинавы звали его Ледовым, славяне Студеным или Молочным (ср. «море, свернувшееся как молоко»- у Тацита)

[24] Первая часть этого слова «суо» очень скоро, оче­видно, превратилась в «ело», а «бета» в византий­скую эпоху стала «витой» и получилось славяне, склавины, скловены, что стало созвучно с греческим словом скларос (крепкий, сильный, непокорный), т.е. почти калька с латинского 1гих, давшего имя этру­скам.

[25] Вепрь был тотемом нескольких индоевропейских племён. Вепрю поклонялись англосаксы. Имя вепря «иу» занимало второе место в руническом алфавите (после понятия скот и богатство), и норвежцы назы­вали себя урманами.

[26] Название Рипейских гор (современ­ные Уральские), очевидно, происходит от «пр» — гора, встречающегося в священных гимнах «Ригведы», а корень «ур» в финно-угорских языках также означает «гора».

[27] Готы (или готоны) — племена восточных германцев, жившие в начале нашей эры на южном побережье Бал­тийского моря и по нижнему течению Вислы. Пере­двигаясь во II в. н.э. на юго-восток, в первой половине III в. достигли Северного Причерноморья (большин­ство причерноморских городов захвачено ими в 260 г.). С IV в. готы подразделялись на остготов, живших по нижнему течению Днепра, и вестготов, обитавших в низовьях Днестра.

[28] Иордан делил славян на венедов, ан­тов и склавинов. Первые жили на территории совр. Че­хии, вторые — от Днестра до Днепра, третьи — у озера Балатон и до Днестра. Интересно от­метить, что сочинение по истории готов названо «Ге-тика», очевидно, чтобы подчеркнуть необычайную древность готов — потомков, как полагал автор, древ­нейшего северобалканского народа гетов, что приве­ло к невообразимой смеси собственно исторических сведений о готах с сочинениями их предшественников

[29] Вероятно, имеются в виду народы финской язы­ковой семьи, поскольку в это время финны жили на восток от Днепра, а славяне — на запад. Затем славяне своим движением в северо­восточном направлении вызвали перемещение финнов на север, однако ещё в X в. финны зани­мали территорию западнее Ильменя (см. карту, приводимую проф. Середониным и составленную по описаниям Константина Багря­нородного и Начальной летописи .

[30] Васи, называвшиеся позднее арабами Вису, очевид­но, фиссагеты Геродота. Они жили, по-видимому, на востоке Северо-Западной Руси.

[31] Возможно, Бор русского эпоса..

[32] Интересно отметить, что на бывшей территории пшеворской и Черняховской культур к VI в. н.э. по­сле гуннского нашествия, согласно археологическим находкам (полуквадратным полуземлянкам со срубными или плетёными стенами, двускатной кровлей, обмазанной глиной, с глиняными очагами или печка­ми, являющимися признаками славян), нетронутым осталось именно славянское население. Очевидно, это было обуслов­лено тем, что завоевателям-кочевникам славянин-крестьянин был не нужен. Благодаря этому к VII в. н.э. славяне заняли территории, сравнимые по пло­щади с землями, занимаемыми кельтами в период их активной экспансии, или сарматами-кочевниками в эпоху их расцвета

[33] Интересно отметить, что Киев в хронике XII в. Гельмгольда назван Гунигардом -«гуннским городом». Согласно польскому истори­ку эпохи Возрождения М. Стрыйковскому, Киев основан в 430 г. .

[34] Гунны -кочевой народ, сложившийся в II—IV вв. н.э.. Гунны и их союзники во главе с Баламбером (Велимир или Белояр древне­русских преданий и Болорев русского эпоса и (Иоакимовской летописи) XVII в., фрагмен­тарно приводимой В.Н. Татищевым, покорив готов, оставили королю Винитарию (Видимиру) все знаки власти и главный город готов -гуннов на берегу Днепра. Согласно сведениям, сооб­щаемым римским историком Аммианом Марцелином , короля покорённых готов звали Амаром Винитаром и был он внуком брата Германариха Вул-тулфа  После Винитария правил сын готского царя Германариха Гунимунд (начало V в.), а вскоре после него — его родственник Вандаларий (Ван­дал русского эпоса и Иоакимовской летописи).

[35] Если историю Европы разделяют на два периода: античность (до 476 г.) и средневековье (до английской буржуазной революции середины XVII в.), то для Рос­сии почему-то делают исключение: античной истории у неё не было. Древней Русью называют Русь средне­вековую: до Рюрика — раннее средневековье, затем до Ивана Грозного — позднее.

[36] Варяги — жители прибреж­ных территорий Северной Европы (необязательно норманны), занимавшиеся разбоем или нанимаемые правителями земель для защиты их территорий. Суще­ствует несколько версий происхождения слова «варяг». По одной из них, оно происходит от глагола «варить» и означает «Солевар из Старой Руссы», т.е. житель Приильменья, и, таким об­разом, подтверждает гипотезу А. Шахматова о проис­хождении руссов из-под Новгорода. Согласно гипотезе, высказанной в XIX в. историком СВ. Гедеоновым ], слово «варяг» происходит от названия меча — «варанег». Современный исследователь Й. Херман,  приводит несколько версий, считая наиболее правдопо­добной версию происхождения от корня «var» — клят­ва, договор: «варяг — пришлый, наёмный дружинник чужеземный купец». Аналогичную версию высказал английский историк А.Дж. Тойнби. Он полагает, что «варяг» происходит от скандинавского «varing» — «давший обет верности». Варяги называли себя weringer от готского vaere, vara  — союз. Согласно версии К. Тиандера (1873-1938), «anger» по-фински означает «фьорд, узкий пролив», «varanger» — «фьорд, где останавливались мореплавате­ли». Однако Озёрный край, откуда пришли варяги, — это не только край фьордов и озёр, но и вар -по-фински «гора», причём это название употребляется параллельно с maki (гора), из чего можно сделать вывод, что раньше эти слова обозначали различные понятия) -гор и поселений на них. Поселение типа вара являет­ся преобладающим в Восточной Финляндии. Финские селения раньше располагались вдоль вар, и только в XX столетии стали спускаться с вар в долины. Извест­но, что этот район испытывает поднятие, так что, воз­можно, что 1-1,5 тысячи лет назад это был не озёрный край, а страна вар — vuorimaaа. Возможно, этот корень присутствует в скандинавском названии Варама, Вар-ма — «Горная страна», превратившемся в Барму (в фин­ском языке нет буквы Б, только в заимствованных сло­вах). А так как вары перемежались с долинами, которые были в далёком прошлом протоками, то, может быть, Варма означала «Страна островов» (островная область). Южная часть этой страны называлась Русью, а север­ная — Урман, откуда был родом шурин Рюрика Олег Ве­щий, князь урманский. Названий на­селённых пунктов с корнем «вар» много на территории Северо-Запада России: не только вблизи Петербурга, но

и около Новгорода (реки Варежа, Веряжа и Варанда, Ве-ренда, впадающие в Ильмень), а названия «Орелец, Же­лезный, Бронница на берегу Меты свидетельствуют о том, что не смиренными хлебопашцами были жители этого края». Васильев свой вывод о том, что варяжские земли- это территория Приильменья, под­тверждает цитатой из Иордана: «Славяне пришли с Ду­ная и поселелились у Нево (Ладоги), после перешли к Ильмерю (Ильменю)» и Воскресенской летописью: «… и пришедши словени от озера Ладож­ского, седоши около озера Ильменя и нарекоша Русь…». Современный историк А.Г. Кузь­мин слово «варяг» считает происходящим от древне­скандинавского слова vari — «вода» и родственных ему vor=var=varasci — «вода, море», т.е. «живущий у воды» и). Отсюда понятно, почему варягов в Византии называли маренгами, т.е «жителя­ми моря». Существует ещё одна интересная гипотеза: слово «варяг» происходит от названия подземных горо­дов («вар») и означает просто «житель города». Такие города стали строить в УП-У тысячелетиях до н.э., ког­да наступило похолодание климата. Корень «вар» в зна­чении «город» сохранилось до наших дней в названии Варшавы, Варны, возможно, Вероны. В связи с подзем­ными городами можно вспомнить многочисленные ле­генды северных народов (чуди, веси и др.), которые, со гласно преданиям, «под землю ушли». Имя «варяг» появляется в 1020 г. одновременно у гре­ков (в форме «варанг») и арабов («варнак») и в северных сагах («веринг», причём означавшей только викингов, служивших Византии). Варяги на Руси особенно в об­ластях, тяготевших к Новгороду ещё в X в. составляли значительную прослойку, однако в XII в. варяги среди западного славянства воспринималось как часть германо-скандинавского мира. «Варяжская вера» становится синонимом католицизма. С упроче­нием немецких феодалов в прибалтийских землях на­звание «варяги» вытесняется более широким «немцы»

Реклама
Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 отзыв на “Приневский край в описаниях античных ученых

  1. Сичевик:

    Вот статья так статья, обстоятельно. Вот отсюда про Вартемяки думается, вот тот-же святой корень Вар! Еще видно что Русичи к словенам всяким отношения не имеют. Пора отделяться русским от массы словенов и мордвы чумовой. А то и бить их как в старину. Кажется мне, что они похуже всяких негров и гастеров…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s